​Город, где рождаются патриоты

Печать

В Миргороде Полтавской области местный активист, фермер Виктор Галич организовал Центр помощи переселенцам с Востока Украины. Помогает всем беженцам, несмотря на политические убеждения, потому что считает – своих бросать нельзя.

Виктор Галич с переселенцами из Славянска
Фото: Предоставлено Александром Билинским
Виктор Галич с переселенцами из Славянска

Из Славянска, контролируемого вооруженными боевиками, 37-летняя Ирина Маринок уезжала в середине мая на девятом месяце беременности. В Миргород, а точнее поселок городского типа Ромодан, женщина приехала к армейскому другу своего мужа с четырьмя детьми – от семнадцатилетнего старшего до полуторагодовалой младшей.

Через десять дней она родила малыша Всеволода, а спустя пару недель к ним присоединился отец семейства Геннадий, предприниматель из Славянска. Из города он выбирался в дни объявленного перемирия: на блокпостах его, как и всех остальных мужчин, тщательно проверяли бойцы Нацгвардии.

Ирина, приехавшая с мужем и маленьким сыночком в Миргородский центр помощи переселенцам за памперсами и детскими вещами, развенчивает мифы о повсеместной поддержке сепаратистов и ДНР среди местного населения.

«У нас там наркоманы, алкоголики и бандиты. Насквозь коррумпированный город. Когда приезжала киевская власть с проверками, то приходили в ужас от местного криминалитета и должностей, которые такие люди занимают. Они по несколько лет в розыске, а в Славянске – уважаемые люди. Такое впечатление, что все было заранее продумано», – рассказывает Ирина, на глазах которой курортный город превратился в настоящий ад для мирных жителей.

Ирина в центре для пререселенцев
Фото: Предоставлено Александром Билинским
Ирина в центре для пререселенцев

Фермер Виктор Галич, по собственной инициативе организовавший в Миргороде Центр помощи переселенцам, с гордостью смотрит на маленького Всеволода. «Настоящий патриот родился», – улыбается Виктор Анатольевич.

Маргарита с двухлетней дочкой и своей мамой бежали из Славянска в одних шлепанцах. С горем пополам устроились у старшей сестры, проживающей в Миргороде с двумя маленькими детьми и мужем. Когда они пришли в Центр, выглядели измученными. Страх в глазах, чувство вины из-за того, что оказались беспомощными в чужом городе.

Волонтеры начали расспрашивать женщин. Оказалось, что возвращаться им некуда: дом разрушен, 24-летний муж Маргариты год назад погиб, работая в нелегальном цехе, детского пособия и пенсию матери уже два месяца не видели.

В считанные дни весть о славянской семье разлетелась по Миргороду. Виктор Галич и волонтер центра Елена Тропикас при помощи миргородцев смогли их и одеть, и обуть, и накормить. Им уже возобновлены все соцвыплаты, женщин задействовали на работах в фермерском хозяйстве, они ежедневно получают зарплату.

Еще одни переселенцы из того же Славянска – Анжела с двумя озорными мальчишками. Когда у женщины спрашиваешь о муже, гордо рассказывает о том, что стоит на баррикадах в рядах Народного ополчения Донбасса. Она ему тоже помогала, а братья в то время находились в соседнем Святогорске.

Фото: instagram.com/sashakots

Ее с детьми и еще одну семью из девяти человек Виктор Галич сначала поселил в общежитии ПТУ, организовал им питание, закупил продукты для столовой, объехал местных фермеров, попросив скинуться кто чем может.

Признаться, не все переселенцы в Миргороде сразу начинают любить Украину. Некоторые из них, несмотря на оказываемую помощь, все еще верят во всемогущую Россию, не осуждают ни своих местных сепаратистов, ни заезжих наемников и в разговоре употребляют фразы из сюжетов российских телеканалов. Терпению и жизненной мудрости Галича можно позавидовать.

«Как убеждать переселенцев, которые враждебно настроены к Украине? Очень просто. Словом и добрым отношением к ним. Вот встретили дивчину из Славянска с двумя детьми, она рассказывает, что сожитель до сих пор стоит на блокпостах сепаратистов. Но что с ней делать? Везу ее на поселение, а она: мол, в Россию хочу. Да на кой тебе та Россия сдалась! Что, тебе тут плохо? Всем поможем, работу найдем, с казаком гарным познакомим, детишки уже патриотами вырастут», – в сердцах рассказывает фермер. « Я вообще противник легкого пути – чемодан, вокзал, Россия. Наших земляков нужно оставлять здесь. Вот какая она сепаратистка?! Просто заблуждается, насмотрелась этого телевидения российского. Я у всех спрашиваю, после того, как город покажу, со своими друзьями познакомлю: ну, где вы видите «Правый сектор»? Ну, может быть только я да мои девчонки-волонтеры. Вот он весь наш «Правый сектор», – улыбается Виктор.

На сегодняшний день в Миргороде более двухсот вынужденных переселенцев. Люди разные и из разных городов: Славянск, Луганск, Стаханов, Краматорск, Макеевка, Горловка, Донецк. Горе одно на всех. Война и страх заставили этих людей бросить дома, бизнес, родных и искать приюта в чужом, но мирном городе.

Фото: EPA/UPG

Особо не надеясь на помощь государства и местных властей, Виктор Анатольевич взвалил все на себя. Как участник киевского Евромайдана и один из организаторов миргородского майдана, он за собственные средства создал благотворительный Центр помощи переселенцам из восточных регионов Украины. Параллельно собирает деньги на медикаменты и обмундирование для добровольческого батальона «Полтава». Недавно закупил десять бронежилетов, чтобы снарядить ими местных хлопцев, отправляющихся в зону АТО.

«Два года назад перенес страшную операцию. Видимо, дала себя знать чернобыльская радиация. Удалили 70% печени, врачи уверяли, что жить осталось не больше двух-трех месяцев. Услышав такой приговор, задумался: с чего начинать, ведь столько дел надо успеть. Поля не вспаханы, трактора не отремонтированы, пятеро детей ждут моей поддержки. Но, слава Богу, два месяца уже пережил, теперь не так страшно», – говорит он о себе.

Галич практически всех переселенцев везет по своим полям, здесь ему есть чем похвалиться. Порядок на грядках. Огурцы подходят. Клубнику собрали. К прополке лука все готово. Люди работают.

Особую боль в глазах Галича можно увидеть, когда он показывает музей Голодомора в Миргороде. По его словам, в 1974 году в городе велись подготовительные работы для строительства какого-то объекта, в результате раскопок были обнаружены детские черепа. Стали узнавать, опрашивать стариков, живущих в округе. Оказалось, на этом месте располагался детский лагерь, куда свозили детей куркулей. Родителям обещали, что ребятня будет накормлена, одета, обута. На самом же деле энкаведисты устроили здесь концлагерь для детей от 3 до 6 лет. Их буквально морили голодом до смерти, в то время как за забором в пятидесяти метрах находилась церковь, доверху забитая продуктами питания.

Памятник погибшим в годы голодомора
Фото: Предоставлено Александром Билинским
Памятник погибшим в годы голодомора

«Понимаете, вот о чем нужно говорить этим приверженцам каких-то выдуманных республик, – с болью рассказывает Виктор Анатольевич. – Это же советская власть занималась уничтожением наших детей, малышей, которые ни в чем не виновны. Впрочем, как и их родители, которых обвиняли лишь в том, что те имели корову или небольшой огород, чтобы прокормить свою семью».

В команде Галича не менее патриотичная помощница-волонтер Елена Тропикас. Она с недавнего времени местная знаменитость. Вместе с мужем, военным летчиком в отставке, они вывесили рядом со своим балконом два украинских флага, а между ними – флаг Евросоюза.

Фото: Предоставлено Александром Билинским

Здесь же, в Миргороде, находится военный городок и однажды к дому Елены подлетел вертолет.

«Услышали мощный гул над домом. Подошли к окнам кухни. Смотрим – снижается военный вертолет и на уровне флагов разворачивается носом к ним. Я даже испугалась. Представляете, на меня нацелены ракеты и пулеметы. Машинально начала искать на нем знаки различия. Вижу, наш же родной, украинский. Военный вертолет опустился в нескольких метрах от дома, завис на уровне четвертого этажа и поклонился флагам. Он опустил нос вниз, развернулся и полетел в сторону аэродрома. Даже не представляете, как нам стало приятно от этого жеста военных», – с гордостью рассказывает она.

Фото: Предоставлено Александром Билинским

Кого только волонтеры ни обустраивают в Миргороде. Из Снежного приехала 63-летняя Людмила, которая с ходу заявила: «Не уеду, пока замуж здесь не выйду». Объявление в местную газету сочиняли всем Центром для переселенцев. В итоге по ее настоянию получилось так: «Живу с аппетитом ко всему и ищу свое зеркальное отражение. От 50 до 55 лет». Звонки уже начали поступать, Людмила особо по Снежному не скучает.

Саша-десантник, который регулярно помогает украинским военным на блокпостах в Донецкой области, перевез из Славянска в Миргород 20 беременных женщин. Сейчас они в безопасности и ожидают появления на свет малышей в мирном городе. Под опеку их взял местный пастор.

Виктор Галич, ежедневно отвозя людей на работу на поля, присматривает в селах пустующие хаты. Мечтает отремонтировать их, чтобы можно было заселять беженцев. Не хватает только рабочих рук и средств.

Практически всегда в беседах с переселенцами Виктор Анатольевич вспоминает историю Ольги Клименко, уроженки Ростовской области, жительницы Донецка, активной участницы Евромайдана. Она больше недели провела в плену в подвале здания областного СБУ в Донецке.

«В застенках ей завязали глаза и руки. Уже потом, после освобождения, мы покупали ей специальные очки, поскольку глазам было больно. Она рассказывала, что в день было по пять-шесть допросов, поднимали и среди ночи. Ее дважды расстреливали. Ставили к стенке, зачитывали приговор именем ДНР. Первый раз – холостыми патронами, второй раз – автоматная очередь над головой», – делится Галич.

А до этого Ольга спасла жизнь одному из военнослужащих: она как активистка возила передачи военнослужащим и когда оказалась в районе Карачуна, увидела солдата без бронежилета. Девушка отдала ему свой. Через время ее нашли родители парня и поблагодарили за спасение сына: оказалось, что бронежилет во время обстрела спас его жизнь, – рассказывает фермер, словно о своей дочери.

Из плена в Донецке ее освободили представители ОБСЕ, и она сразу приехала в Миргород. «У нас последнюю рубашку снимут, но понтов не любят», – объясняет характерную особенность коренных миргородцев волонтер Елена. Она первой встречает тех, кто убегает от войны, и помогает, особо не интересуясь, кто за кого воевал и почему женщины из объятого боевыми действиями Славянска, как правило, приезжают сами.

Их мнение однозначно – покушение на Василия Третецкого (єкс-зам Авакова - ред.) является политическим заказом. Виктор Галич как близкий друг и соратник пострадавшего рассказал, что Василий Третецкий – активный общественный деятель с большим управленческим опытом и активист Миргородского Майдана пострадал из-за своей принципиальности. Он как глава местной Народной рады пытался препятствовать «подводным течениям» в назначениях на должностные места Миргорода и Миргородского района.

Справа - Василий Третецкий
Фото: glavred.info
Справа - Василий Третецкий

Он объяснил, что тот бардак, который творится не только у них в районе, дискредитирует идею Евромайдана, когда портфели и кресла раздаются по непонятным принципам и непонятным людям. Василий Терлецкий был ярым противником такого подхода, оставаясь приверженцем народовластия и общественного контроля. Поэтому его решили убрать, а активистов запугать.

- Но мы не сдадимся, нас не запугать, мы будем и дальше продолжать борьбу, - заявил Виктор Галич. – Нас очень возмутил принцип разделения должностей. Это квотный и таможенный принципы. Квотный – это когда распределение идёт по партийным принципам, а таможенный – это когда должности продают и покупают. Мы выступаем против этих принципов.

Тэги: беженцы, переселение, Донецкая область, Союз вынужденных переселенцев, боевые действия на востоке Украины
Печать
Читайте в разделе
  • “Глухота влади” штовхає аграріїв до протестів Минув майже тиждень з часу звернення аграріїв до уряду, президента і парламенту. Ми просили небагато. Розглянути законодавчі пропозиції, які здатні врятувати країну від можливого колапсу. Влада залишається глуха. Аграрії будуть діяти.
  • Зурабов всё. Смена декораций Путин отправил своего Посла в Украине Зурабова в отставку. Скорее всего, в голове хозяина Кремля созрел какой-то новый коварный план по отношению к нашей стране. Вернее, по подготовке к новому этапу наших взаимоотношений.
  • Куда уходят деньги Киотского протокола Мы не слышим от правительства, что оно планирует пустить киотские деньги на модернизацию школ и детсадов. Легче закупить новые автомобили для полиции, отчитаться о потраченных деньгах перед японцами и чувствовать себя победителем.
Выбор читателей