​Саур-Могила: хроники неудачного штурма

Печать

В украинской армии новая мода – на обвинения в дезертирстве, уклонении от выполнения распоряжений и т.п.. О правильных в теории, но глубоко невыполнимых приказах говорится меньше.

В среду был отстранен от должности командир батальона тактической группы 51-й ОМБР Павел Процюк. Его вина в том, что он не смог взять Саур-Могилу. Бойцы защищают комбата: дескать, в сложившейся обстановке эту стратегическую высоту взять можно, но удержать под плотным артиллерийским огнем просто нереально.

Мы пообщались с подчиненным Процюка, который рассказал, что в Киеве о взятии Саур-Могилы заявили раньше, чем 51-я успела туда добраться.

Фото: EPA/UPG

- Командиру нашему предъявляют, что он не выполнил приказ – взять Саур-Могилу любой ценой… 

Нам никто не сообщал прямой задачи. Сказали только – у вас миссия на два дня. Мы и взяли сухого пайка на двое суток, но мы туда только ехали два дня.

Разведка докладывает: с одной стороны Саур-Могилы – «непонятные люди», с другой стороны – блок-пост с красным флагом. Делайте выводы. Но командир говорит: по рации сказали, что это наши. Только мы подъехали к подножию – нас сразу обстреляли «непонятные люди». «Наши» из миномета, пулемета и снайперских винтовок стрелять не должны. Сразу было пару раненых и был убит начальник связи майор Хмелецкий. Отступили мы, в общем.

Запросили артиллерию. Но никто ничего. Это было 28 июля.

А командиру передают: если в течение часа ты не возьмешь высоту – пойдешь под суд.

Менше з тым. Мы разгруппировались и заняли круговую оборону у подножия. Ехал ихний серый УАЗик, разведка, наверное. Увидел нас, развернулся и втик. А потом ехал УАЗик цвета хаки. Там был парень 17-летний из Харькова - водитель, и мужик 45-ти лет. Мы потом еще двоих в плен захватили, они ехали «по кислород» для сварки и рассказали, что это был их полевой командир, вроде бы, полковник по тактике из России. Сказали, что там есть снайперы-девушки. Я показал им свою винтовку СВД, а тот говорит: «У наших не такая – и сама по себе больше, и оптика лучше». Понятно всё с вами…

А как удалось захватить пленных?

Когда наши стали стрелять по их машине, они выбежали и спрятались в поле. А потом вместо белого флага привязали то ли носок, то ли еще что-то и давай размахивать им.

Их свои же не пытались накрыть в отместку?

Снайперы мешали нам забрать полковника и водителя. Они как-то неожиданно выехали. Наверное, не рассчитывали нас увидеть живыми. Наши еще дали предупредительный вверх, а те открыли огонь на поражение. Ну, тогда их и… Там был полный УАЗик боеприпасов. Он потом еще взрываться начал. Там были гранаты не РГД-5, как у нас, а круглые с пластмассовой крышкой.

…В пять часов вечера запросили помощь, чтобы эвакуировали наши «трёхсотых» - 18 человек, майора и двух сепаратистов. А в восемь часов командир отправил штурмовую группу на Саур-Могилу – три БМП, три танка и пехоту. Докладываем в генштаб: Саур-Могила – наша. Командир приказывает всем выдвигаться на высоту и занимать круговую оборону.

Только мы доложили, что высота – наша, со стороны «блок-поста с красным флагом» (хотя мы его предварительно уничтожили) по нам прозвучала очередь пулеметная – «трассерами» и бронебойными. В общем, «подгоняли» нас на Саур-Могилу. И одновременно, когда колонна на полном газу взбиралась на высоту, из самоходных орудий обстреливали. Но заехали без потерь. Заняли круговую оборону. Три БМП стояли на самом пике, «танчик» по соседству.

Фото: lenta-ua.net

Только сделали это, последовал небольшой минометный обстрел, а затем заработали ихние гаубицы, фугасно-осколочными работали. Там осколки были с мою руку. Бомбили нас с полдесятого и до четырех утра. Люди прятались где попало. Кто-то – в воронки, кто-то укрывался под сгоревшими БМП, оставшимися еще то ли от 30-й, то ли от 95-й бригады. У многих паника началась. Побросали технику с боезапасом. Говорили командиру: «Надо отходить, потому что нас тут всех перебьют». Командир всех собрал и вернул к технике. Но! У БМП от частой стрельбы позаклинивало пушки – только на одном оставалась рабочая, у трёх танков были повреждения. Солярка была на исходе: мы из поврежденных машин сливали в рабочие.

Если бы под утро вышла их пехота – нас бы там и перебили.

И командир решает отойти назад. Но мы были на этой Саур-Могиле и простояли там шесть часов!

Отошли, а командиру снова поступает приказ взять высоту. Положить весь батальон, но высоту занять…

Правда, в итоге мы отошли еще дальше, а наши целый день «поливали» Саур-Могилу огнем – из «Градов», из гаубиц.

А зачем? Там же никого не было.

Как бы да. Но те все равно откуда-то выползали и продолжали нас обстреливать. Там лес есть, оттуда и бьют…

Фото: www.ux3mz.ucoz.ua

А командиру сейчас предъявляют, что он брехун, трус и не выполнил приказ.

"Весь батальон будет стоять за комбата. И без него никто никуда не пойдет!"

Так, а кто в итоге взял Саур-Могилу?

Никто! Но 27-го июля, когда мы туда еще даже не доехали, они сообщили, что наша бригада взяла Саур-Могилу. А ёё уже два месяца никто не может взять. При этом разбомбили уже 30-ю бригаду, 95-ю (там уже некому служить, 150 человек, может, и осталось), 72-ю, нашу 51-ю, вчера там был 3-й полк. Их разбомбили, они развернулись и поехали назад.

Нашу бригаду сейчас со стороны Снежного каждый день «посыпают», уже и «Градами» пристреливались. Ребята требуют ротации, они уже пятый месяц воюют.

А командира нашего под суд отдают. Но весь батальон будет стоять за него! И без него никто никуда не пойдет. А ТУДА людей под дулами автоматов уже не загонишь. Там всё простреливается.

Я не тактик, я простой солдат, но я понимаю, зачем нам эта Саур-Могила – чтобы к Снежному не было подхода тяжелой техники, там же дорога рядом и проходит. Я одного не пойму: где сепаратисты берут столько боеприпасов – они нас три дня «посыпали». И если бы только нас.

Но идти на Саур-Могилу не имеет смысла, потому что по ней работает артиллерия. А когда работает «Град» - тогда лежат все, потому что спрятаться – негде!

А тот, кто в прямом эфире сказал, что Саур-Могила – «наша», теперь хочет прикрыть свою задницу. Может, она и не «ихняя», но точно и не наша.

Сама стела стоит еще?

Стоит! Снаряды попадают в нее, искры летят, камешки разлетаются, а она стоит. Она мощная. Оттуда всё видно. Я там каждый кустик успел выучить.

Там двум нашим снайперам пришлось остаться, они сутки просидели на жаре без воды. Спрятались в узкой водосточной трубе. И плюс одного из них укусила змея медянка. Я потом им карту рисовал, как добраться до своих: где лучше ползти, через какую «зелёнку» отходить, через какое поле.

Фото: http://reibert.info/threads/saur-mogila.71405/

***

Ты многих уже «положил»?

Не могу сказать… Я даже не знаю… Я их не считаю и не хочу даже об этом вспоминать. Когда засечки на винтовке делают – это понты какие-то.

Лица по ночам не снятся?

А сейчас же лиц не видно – все в масках. Да и не так уж многих я убил… Я не понял, зачем целую роту снайперов отправили на Саур-Могилу. Воевать с артиллерией – это не наша задача. Противник же дальше, чем ты его видишь.

А на сколько метров бьет твоя винтовка?

Чтобы реально попасть в человека – на 800 метров. А есть специальная русская винтовка – «Выхлоп», у которой прицельная дальность – 1,5 км, а стреляет она еще дальше. И крупнокалиберным – 12,7 мм. И она же стреляет пулей-«заточенным карандашиком» - прошивает стену в 50 см и человека в бронежилете 6-го класса.

Я думаю, на этой войне тупо распиливают деньги. Потому что я от нашего государства еще ничего не получил, только от волонтеров – ночные прицелы, например. Может, не повезло просто.

Ты же знаешь, что пленных снайперов убивают на месте?

Я «военник» с собой на задание не ношу. Зато беру «муху» - РПГ-18, две гранаты, до ста патронов.

На сто врагов?

Если придется. На самом деле, снайпер работает по «нужному человеку» и тут же снимается с места. Потому что если ты «спалился», считай, что тебя нет. У меня винтовка 88-го года, после неё и звук слышен, и пламя ночью видно. А вот их винтовки не слышно, и не видно. Поэтому выстрелил – и бегом от того места. Хотя бы на 10 км. Разве что у тебя хорошая позиция. В таком случае: выстрелил – спрятался, выстрелил – спрятался. Но у меня такого еще не было.

Я хочу, чтобы это все уже закончилось. Это не антитеррористическая операция, это – война. В начале думали, что «партизанить» будем. Люди майки на себе рвали, а как под Волновахой это всё случилось, так стали проситься обратно на полигон, чтобы потом спетлять домой.

Многое идет не так. Из-за несогласованности свои по своим же стреляют. Мы так «встретились» с 30-й бригадой. Они с Саур-Могилы разбомбленные идут, а мы – туда. И ихний танк перед нашим выстрелил. Потом флаг увидели, разобрались. Встретились две колонны, разминуться сложно, и сепаратисты давай нас обстреливать.

Еще один случай: ночью переправляли раненых. Так два БТРа из другой бригады с выключенным светом чпурнули вперед, а наш «Урал» отстал. Водитель говорит: они меня бросили, а я же дороги не знаю, развернулся и назад в бригаду. А у него же был один тяжелораненый, а другие даже прыгать не могли. И они с нами на Саур-Могиле шесть часов были под обстрелом. Капец как страшно было.

Когда говорят, что у нас 380 погибших за время АТО, нам в это верить?

(Скептическое молчание)

А во сколько раз больше?

Я не знаю, но точно не 380.

Потому что только на твоих глазах…

На моих не так уж много. Но вот пример из жизни. Удалось пообщаться с одним летчиком, который перевозил погибших. Вместе с ранеными он перевез 64 человека. Но «двухсотых» среди них было большинство! Не было мешков черных, и тела просто так складывали. Сказал, что еле отмыл самолет от крови. А по телевизору сказали, что в тот день было только 10 «двухсотых»…

А вы во время страшных обстрелов на Саур-Могиле только одного человека потеряли?

И нам теперь это вменяют в вину: дескать, не было вас там – мало погибших, мало раненых. По-моему, радоваться надо.

Там же как было: командир видит, что снайперы бьют по стеле – значит, и гаубицы будут так же работать. И мы делаем перегруппировку людей и техники. Пушки ихние накрывали нас «шахматкой». Они в шахматы «играют», и мы вместе с ними. И спасибо командиру за это! За него каждый наш боец подпишется.

…Вчера наша группа поехала на Саур-Могилу с 8-м полком. Там погиб мой друг. Ему осколок попал в голову. Он был пулеметчиком на БМП. Когда мы еще стояли под Угледаром, он встречался с местной девушкой. И, вроде бы, она от него беременная. И теперь родители друга хотят перевезти ее к себе, чтобы хоть какая-то память о сыне осталась.

P.S. Напоминаем, что желающие помочь артиллеристам 25-й бригады, которые продолжают вести бои на самых лютых направлениях, могут перевести деньги на карту Приватбанка 5457 0829 0199 0700 (Швец Евгений). С уже сделанными закупками можно ознакомиться здесь.

Тэги: снайпер, Саур-Могила, Процюк Павел, 51-я ОМБР
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей