Спецтема

Скверное недоразумение

Печать

Гражданские активисты и обычные жители Подола собрались в районной администрации, чтобы обсудить абсурдность дорогостоящей и не нужной, по их мнению, реконструкции фонтана в сквере возле памятника Сагайдачному. Несколько десятков человек - как старики, так и молодые люди - не поленились прийти на общественные слушания в понедельник, в рабочее время. Кто-то помог матери с младенцем занести коляску по лестнице на третий этаж РГА. Все были настроены решительно и ждали объяснений, а также решения о немедленной отмене реконструкции.

Напомним, в ночь с субботы на воскресенье вокруг сквера на Контрактовой площади - любимого места гуляний подолян - вырос забор, о происхождении которого было поначалу ничего не известно. Вечером возле ограждения собрались жители района. Представители местной власти рассказали им, что в сквере проводится реконструкция под патронатом мэра столицы Кличко, и извинились за недоразумение - мол, людей нужно было оповестить. Но подоляне снесли забор и потребовали общественных слушаний по этому делу.

Фото: Сергей Нужненко

Кворум собрался без председателя района Валентина Мондриевского - он задерживался на совещании у Кличко. Его первый зам Николай Дубовик под одобрительное кивание пожалел о произошедшем в воскресенье инциденте и отметил, что, конечно, никто не должен был обносить сквер забором среди ночи, без уведомления общественности. Чиновник открыл слушания и пригласил делегатов от заказчика строительства.

- У нас есть представитель Киево-Могилянской Академии - генератор идеи (строительства - ред.) фонтана, - сказал Дубовик.

“Представителем” Киево-Могилянской Академии оказалась Ирина Скоропад. Она представилась выпускницей КМА и рассказала, что идея с фонтаном принадлежала ей с самого начала.

- Еще со студенческих лет я была поклонницей творчества Сковороды. Как по мне, это один из лучших выпускников КМА, один из немногих философов, который доказывал слова и учение собственным жизненным путем и делами.

Далее последовал ряд цитат из Сковороды. Затем Скоропад рассказала, что, присматриваясь к 500-гривневой купюре, она заметила не только здание КМА и самого Сковороду, но и вот такой фонтан, который когда-то нарисовал писатель и философ. Он называется “Неравная всем равность”.

- Соответственно, когда начались обсуждения того, каким будет фонтан на Подоле, мне захотелось, чтоб это был фонтан, автором которого является Сковорода (идея Скоропад воспроизводит авторский рисунок философа - ред.). Я объясню, почему. Как по мне, это ключевая философская идея Сковороды. Что говорил Сковорода об этом фонтане? Он говорил, что Бог – это вечнодействующий источник, он наполняет сосуды по их вместимости.

Миргородский и Ирина Скоропад
Фото: Сергей Нужненко
Миргородский и Ирина Скоропад

Затем - несколько описаний творчества великого философа, небольшой экскурс в современную историю Киева, история знакомства Скоропад с Андреем Миргородским во время обсуждения мемориала Героям Небесной Сотни. Миргородскому понравился ее проект, и он нашел для него инвесторов. Ирина говорит, что она не знала о начале реализации проекта:

- Я абсолютно согласна, что это неправильно. Установка забора в выходной день, без какой-либо информации или посткоммуникации с обществом - это неправильно, если честно, я не знала о ходе этого проекта. Я тоже, наверное, присоединилась бы к снесению забора. Но тем не менее, сейчас я здесь для того, чтобы рассказать о ходе событий.

Активисты слушали Ирину 10 минут, после чего начались вопросы:

- Вы подолянка?

- Нет, я не подолянка, но…

- Что вы здесь делаете?

Ирина снова рассказала про идею с греческим философским фонтаном, традиции, которые должен развивать Киев, и туристов, которых привлекут впечатления.

Тут с места встал Алексей Алексеевич Хавратенко, 75-летний старожил Подола и давний активист, который устроил Ирине настоящий допрос. Так выяснилось, что Скоропад уже не работает в Могилянке. Она работала там с 2012 года по 2014-й менеджером отдела фандрайзинга – занималась привлечением денег на благотворительные проекты.

Алексей Хавратенко
Фото: Сергей Нужненко
Алексей Хавратенко

- Скажите, пожалуйста, а вы знаете, какая стоимость осуществления вашей фантазии? – вежливо спросил старожил.

- 8 млн грн. Причем я знаю, что ни одной копейки из госбюджета…

- Скажите, пожалуйста, а вы знаете, когда фонтан, который там стоит, был построен? – настойчиво перебил ее Хавратенко.

- Нет, не знаю.

- Он был построен в 2008 году.

- Я живу в Киеве с 2002 года и этот фонтан не был построен в 2008-м, - попыталась спорить женщина.

- В 2008 году! – повторила активистка из зала. – Я коренная подолянка!

Скоропад разнервничалась – в ее памяти осталась только реконструкция 2004-го года, и снятые впоследствии штыки вокруг фонтана, которые, по ее словам, были ужасными.

- Здесь находится директор КП «Киевзеленстрой», он тогда работал главным инженером, - парировал Хавратенко (сквер до сих пор находится в собственности «Киевзеленстроя», после реконструкции, по указу Кличко, его должны передать в собственность городской общины – ред.). - Он вам расскажет, когда был построен этот фонтан. И как его проталкивали, и куда подевали эти пики казацкие, которые стояли на старом фонтане.

- В 2008 году была проведена реконструкция, которая полностью изменила и вид фонтана, и инженерно-техническую часть, - подтвердил директор КП. – Это практически был заново построенный объект, потому что все элементы предыдущего фонтана были демонтированы.

Дальше слово взял Андрей Миргородский, который в недавнем прошлом был главным архитектором скандального проекта реконструкции Гостиного двора под ТРЦ, приведшего к уничтожению здания. Теперь он выступил в роли благодетеля, который, дескать, добровольно и за свои деньги (это заявление было встречено громким смехом подолян) спроектировал спорный объект, в соответствии с идеями Сковороды-Скоропад.

Миргородскому вспомнили всё. И работу в пользу застройщика Гостиного двора - "Укрреставрации", с легкой руки Хавратенко именованной «акционерным обществом с очень ограниченной ответственностью». И проведенный в 2012 опрос общественного мнения, который якобы показал, что 75% жителей Киева не знают, что такое Гостиный двор, «а значит, его можно ломать». И партнерство с экс-миллиардером Львом Парцхаладзе в бизнесе (архитектор владел почти 3% девелоперской компании "XXI век", которая котировалась на Лондонской фондовой бирже), почему-то забыв о политике (Парцхаладзе и Миргородский создали в 2011 г. провластную фракцию "Сильная Украина" в Киевсовете, а до этого были вместе в Блоке В. Кличко). И якобы сотрудничество с Сергеем Бабушкиным, бывшим главным архитектором Киева до 2003 г. От последнего Миргородский, впрочем, открестился: при Бабушкине он работал только пару месяцев и сам уволился. И незамедлительно перешел к главному «месседжу» их со Скоропад речи.

- Многие люди пытались реализовать какие-то вещи, связанные с наследием Сковороды, но это не очень получалось, - быстро заговорил он, пользуясь моментом. Эта речь обещала затянуться еще на 15 минут, но тут активисты не выдержали – потребовали завязывать с лирикой.

- Проект полностью волонтерский, - попытался убедить людей Миргородский. - Ни копейки бюджетных денег не используется.

- А кто волонтеры?

- Меценаты. Тут много меценатов, - не слишком уверенно поправил себя архитектор.

Фото: Сергей Нужненко

Терпение народа постепенно иссякало. Кто-то вспомнил некрашеные дома, другой завел речь о проломленном асфальте.

- Есть много мест на Подоле, где вы можете потратить эти 8 миллионов, - выступила Ольга Закревская, фотограф, которая живет и держит студию на Подоле. – Есть кинотеатр «Жовтень». Есть пересечение Волошской и Спасской улицы – два пустыря, очень хорошее место, как с одной стороны, так и с другой. Еще есть бульвар на Валах. Через вот эти лотки (на Контрактовой пл. – ред.) туристы до фонтана не доходят. Зачем нам улучшать нормальный фонтан, если рядом – свалки и пустыри?

- Я понял вопрос: «Почему не там?», - попытался ответить Миргородский, хотя его то и дело перебивали. – Фонтан философский.

Зал разразился хохотом. Слово опять взяла успокоительная Скоропад:

- В поисках места под фонтан, я поняла что в нашем государстве…

- Только фонтана и не хватает, - продолжили за нее из зала.

- Мне 63 года, я коренная подолянка. Мои родители жили на Подоле. Вы говорите, туристов привлекать. Моя улица – Игоревская. Чтобы дойти до вашего шикарного фонтана, мне нужно пройти улицу Сагайдачного. По ней невозможно идти: все плитки ходят ходуном!

Автор идеи попробовала объясниться: мол, речь ведь идет о ее мечте, а она не мечтала ни красить дома, ни ремонтировать дороги - ее мечтой был философский фонтан. Миргородский заметил, что дорогу сделают за бюджетные деньги. За него вступился Дубовик, который объяснил, что проект пешеходной улицы Сагайдачного давно разработан, но его реализация задерживается из-за того, что бюджет города не резиновый.

- После того, что произошло вчера, вы должны были понять: если вы не обсуждаете с общественностью какие-либо проекты, то уже больше никаких проектов вам здесь не светит. Ни одного, - резюмировал гражданский активист Олег Кочерга, которого поддержали аплодисментами. Он предложил перенести под РГА и компактно сложить элементы забора – чтобы Миргородскому и его людям было легче его убрать.

- Друзья, а кто-то вообще помнит, что Контрактовая площадь – это памятка градостроительства? – подметил один из активистов. - И любое строительство на КП требует специального, отдельного порядка согласования. А Миргородский точно знает об этом статусе. Получал ли он разрешение перед тем, как нарушить благоустройство? И если это строительство приурочено ко дню Киева, то почему нарушение благоустройства, как нам сказали, продлится еще до октября?

- Мы находимся на территории, которая является государственным историко-архитектурным заповедником. Контрактовая площадь отдельно выделена как комплекс городской застройки старого Киева, – подтвердил Хавратенко.

- Относительно частных инвестиций в реставрацию фонтана, - вступил в дискуссию следующий активист. - Мы уже имеем досадный опыт, когда в Ильинском сквере за частные деньги был реконструирован фонтан. Качественно сделан, без вопросов. Но после того никто из рядовых жителей Подола не имел доступа к этому фонтану – потому что он был полностью застроен, окружен рестораном.

Мужчина припомнил, что, несмотря на заверения о меценатском происхождении денег, в картинках визуализации проекта вокруг нового фонтана уже стояли аккуратно расставленные стулья - только столиков не хватало.

- Мы знаем, как это делается, мы уже через это проходили.

Кстати, позже активисты вспомнили и Золотоворотский сквер, где после допуска «меценатов» вокруг старинного фонтана быстро образовалось кафе.

- У нас лавочки будут. А ресторана там быть не должно, - неубедительно попытался возразить Миргородский.

Владислава Осьмак, киевлянка, которая много лет работает на Подоле экскурсоводом, сказала, что точно знает, чего не хватает туристам в этом районе. «Туалетов», - метко пошутил кто-то из присутствующих.

- Фонтан – это последнее, чего не хватает туристам, - заверила Осьмак. - Учитывая связи господина Миргородского с «Укрреставрацией», я бы еще поставила такой вопрос: что город пообещал «меценатам» за эти 8 миллионов? И какая будет реальная цена этого проекта для нас, чего еще мы лишимся?

Владислава Осьмак
Фото: Сергей Нужненко
Владислава Осьмак

Никто не верил в незаангажированного анонимного мецената. Активисты наперебой стали требовать хотя бы назвать этого «благодетеля».

Имя называть никто не собирался. Миргородский снова заладил о красивой идее и философии. Активисты не сдавались. «Кто этот добрый дядя?» - раздавалось со всех сторон. Но у архитектора удалось выведать лишь то, что «меценатов» было несколько, и все они через фонд «Киев – город будущего» профинансировали застройку.

- Мы абсолютно согласны с тем, что вы сказали. Единственное что – мы сделаем фонтан еще лучше, чем он был, - заявил архитектор, пытаясь отмахнуться от претензий. И он будет гордостью Украины…

Фото: Сергей Нужненко

- Да не надо! – хором кричали подоляне ему в ответ.

- Сейчас стыдно говорить о фонтане. В стране война, какие фонтаны, люди? У нас фонтанов – вот столько, мы уже зафонтанились с головой! Будьте людьми. Есть 8 миллионов – 50% в АТО, а на 50% покрасьте здесь дома. Покрасьте хотя бы два дома и повесьте на них табличку со своим именем.

- Любой, кто принимает деньги, тем самым становится зависимым от того, кто дает деньги. это в любом случае какой-то двухсторонний договор. Мы не знаем, на каких условиях мы получаем деньги. Нам рассказывают о каких-то анонимных благотворителях. Я не хочу чтоб среди них оказался Ефремов, я не хочу, чтоб там оказался Витя Янукович, Ахметов.

Фото: Сергей Нужненко

- И не нужно говорить нам, будет фонтан или не будет. Он будет, если мы захотим, - отрезала Осьмак на очередную попытку Миргородского заговорить о своем. – Господа и дамы, думаю, что вы согласитесь - это не вопрос сложности конструкции фонтана. Это вопрос не технический, а этический. Благодеяние, которое насильно навязывается, перестает быть благодеянием. Способов делать добро много. Если ваша цель - поставить памятник не себе, а хотя бы Сковороде (я уже не говорю о том, чтобы по-настоящему сделать добро для этого города), услышьте то, что говорят люди. Табличка, на которой ваше имя на века будет вписано не с матюками, а с благодарностью, может находиться не на фонтане, а на любом другом объекте: на Гостином дворе, на лавочках. И давайте делать это в открытую. Не надо насиловать общину Подола: это плохо кончится. Подоляне с XV века жили по Магдебургскому праву. Здешние люди знают, что такое самоуправление. И не надо рассказывать нам, что фонтан будет.

- Не будет его! – одобрительно шумели вокруг.

Фото: Сергей Нужненко

Обиженная Скоропад гордой походкой вышла вон. Кто-то предложил проголосовать за отмену строительства - руки поднялись единогласно. В разгар голосования в зале появился Мондриевский. Пересказывать ему полтора часа баталий не стали.

Подуставшие от скандала активисты почувствовали вкус приближающейся победы.

- Предлагаю такую формулировку: община Подола против реконструкции этого фонтана, и мы просим главу Киевской администрации отозвать свое распоряжение, - разложил по пунктам Смотрицкий.

Кто-то задал вопрос о том, кто будет нести ответственность за установку забора без стенда с объяснениями и начатые работы до гражданских слушаний, в частности, за разобранную плитку. Ответственности никто не хотел, но чиновникам пришлось пообещать, что плитку вернут на место те же, кто ее разобрал. Хавратенко и другие активисты тут же вспомнили, как после митинга Мондриевский пообещал им убрать забор и восстановить плитку еще до обеда в понедельник – но воз и ныне там. Более того, из-за забора Гостиного двора в сквер выкатили бетономешалки.

Фото: Сергей Нужненко

Мондриевский не без труда взял слово. Он сообщил, что фонтан официально презентуют только через два дня, и зачитал комментарии Кличко по поводу запланированной реконструкции. В зале тут же незлым тихим словом припомнили его высказывание о «переломанных ногах».

- Пусть придет и мне первой поломает ноги! – выкрикнула мама с ребенком.

Фото: Сергей Нужненко

- Мэр сказал про оторванные ноги тем, кто ставит незаконные заборы в городе, - попытался «отмазать» градоначальника Мондриевский. Однако читавшие блог Игоря Луценко явно поняли угрозу от Кличко иначе.

- Мэр – нанятый чиновник. Пусть ему передадут, что община – против перестройки фонтана.

Активисты бушевали. Миргородский молчал – у него закончились аргументы, а философии никто не хотел. Мондриевскому и Дубовику оставалось принять точку зрения народа и передать ее, оформленную в виде обращения с подписями представителей общины, городскому голове. С чувством выигранного боя – второго за 2 дня - большинство участников собрания покинуло здание. Сегодня скверу должны вернуть первоначальный вид. На обсуждение следующего вопроса по регламенту - проекта третьего сквера на месте киосков, что у трамвайных путей - сил у активистов не осталось.

Тэги: Киев, фото, застройка, Виталий Кличко, Подол, Гостиный двор, Мондриевский Валентин, Контрактовая площадь, Андрей Миргородский, Ирина Скоропад
Печать
Материалы по теме
Читайте в разделе
Анонс

Выбор читателей
Путін відпустив Надію Савченко до України. Чию заслугу в цій події ви вважаєте найбільшою?