Историческая справедливость

Печать

Все отлично. Нас переключили. Теперь все мы, украинцы, должны заниматься языкознанием. Как пресловутый академик Марр сталинской эпохи. И занимаемся. Спорим, обзываем друг друга нехорошими словами, прогнозируем социальные конфликты с кровью и без оной. На радио и TV опять появились полузабытые профессиональные патриоты из отдаляющегося прошлого…

Фото: Макс Левин

Все получилось, нас переключили, в очередной раз. Легко и просто, как прежде. В спорах о «языковом» законе мы забываем о поднадоевшей ситуации вокруг Юлии Тимошенко, нашей великомученицы Юлии, едва ли не заслужившей всеевропейский нимб святости. А еще раньше было шумное «дело о педофилах», потом – «дело Слюсарчука» и т.д. и т.п. И вот, наконец, высокоинтеллектуальные споры о языке. Как будто судьба того или иного языка зависит от политической воли законодателя. К счастью, не зависит. Ни господа Кивалов и Колесниченко, ни господин Заяц не могут остановить или ускорить исторические процессы. Как не смогли сделать это ранее великие деспоты Сталин и Гитлер.

Историческая справедливость – это когда народ, страдавший под игом какого-нибудь другого народа, освобождается и начинает страдать самостоятельно. Не правда ли, горькая и очень точная мысль, записанная нашим соотечественником здесь, в Киеве в начале XXI века. Народ, позволивший своим говорливым и шустрым литераторам стать «украинскими моисеями». Литераторам, давно и осознанно полюбившим хлеб предательства. Записавшим в классики «настоящей» украинской литературы заблядованных советских прозаиков Олеся Гончара и Павла Загребельного.

В мемуарах одного из основателей государства Израиль, бывшего узника нацистского лагеря смерти, я прочитал неожиданную для себя мысль: выросшие в свободе в своей собственной стране молодые израильтяне не понимали и не принимали горький смех Шолом-Алейхема, смех раба над самим собой, раба, не взыскующего свободы. Мы свободны всего лишь двадцать лет. Смерть поколения рабов – единственная возможность уйти из рабства. Смею заверить читателя: ни господа Кивалов с Колесниченко, ни господа Заяц с Мовчаном свободными гражданами не являются. И никто из них не в силах остановить языковые процессы в Украине, сложные, противоречивые, но – не опасные. Реальную опасность у нас представляют сами политики, из-за нашей пассивности возомнившие себя всемогущими.

Нас действительно переключили. Жадные к тухлой наживке журналисты и политологи «клюнули» мгновенно. Но есть в этом и положительное, высокопоставленный тюремный чиновник искренне, с радостью сказал мне: «Наконец мы можем заниматься не только качановской колонией. Столько нерешенных проблем в системе…». Он – радуется, и я его понимаю. Но мне невесело. Потому что и меня переключили. Давал себе слово не участвовать в этой бессмысленной полемике, а вот, не выдержал. Очень хочу получить прямой ответ от Виктора Андреевича Ющенко: за что он дал орден выдающемуся юристу современности Кивалову? А еще очень хочу знать, как лично он, экс-президент и самопровозглашенный патриот, относится к законодательной новации депутатов Кивалова и Колесниченко?

Тэги: история, политика, право, государственный язык
Печать
Материалы по теме
Читайте в разделе

Выбор читателей
Путін відпустив Надію Савченко до України. Чию заслугу в цій події ви вважаєте найбільшою?