Поздравляю, вы убиты

Печать

Информационная атака обывателю представляется как сцена из триллера, где мрачные и зловещие специалисты москальских спецслужб в шапочках из фольги смешивают в мутных чанах слова, буквы и двадцать пятые кадры. А в коридоре стоят потные от алчности продажные журналисты с пустыми бидонами и ранцевыми опрыскивателями. И им туда наливают информационных ядов, попутно запихивая деньги за резинки их кружевных трусов.

Все гораздо проще. Как в любом сеансе массового гипноза, обывателя можно напугать лишь тем, чем он уже изначально испуган по причине своего скудоумия, или же наоборот — высокой образованости.

Есть несколько очевидных фактов нашего социального бытия, которые ведут себя подобно каплям ртути, как только мы пытаемся поместить их в центр внимания. Первый — это война.

Война с Россией, начавшаяся ее нападением на Крым и его оккупацией с последующей аннексией.

Каждое из этих слов по определению — генератор паники, потому что предполагает некую немедленную реакцию. Поэтому сознание мгновенно ищет для описания ситуации слова-эрзацы, заменители. Пропагандисты лишь более или менее удачно их угадывают. Причем эти слова-пугалки можно как возвести в степень, так и занизить порог вызываемой ими истерики. Главное, чтобы слова не соответствовали реальности, не называли точно ситуацию, не накликивали таким образом беду. Истерики и конспирология тоже «приветствуются», потому что хоть и уводят вас в мир еще больших страхов, но уже рукотворных и управляемых лично вами.

Фото: EPA/UPG

Есть поведенческие клише, запускающиеся при слове «война». Они слабо связаны с реальностью, да и не могут никак с нею быть связаны. Не только «генералы всегда готовятся к прошедшей войне», как сказал Уинстон Черчилль, но и граждане тоже. Фильмы, книги, телевизор, героизирующие прошедшие баталии и всегда бессовестно искажающие их в угоду рейтингу от домохозяек, предполагают некую эстетику поведения, в которой нет места животному страху, растерянности, трусости, предательству и мародерству — обычным спутникам всех реальных войн.

Пресловутый когнитивный диссонанс, возникающий при очевидных реальных признаках войны, зиждется на этом драматическом противоречии. Человек скукливается, закрывается «с головой», замирает внутренне — авось война не заметит его и пройдет мимо, лишь обдав своим смрадным дыханием из социальных сетей.

Еще одно клише — это предательство политиков, которое на самом деле и не предательство, потому что по умолчанию граждане загодя молчаливо соглашались со всем популистским бредом, заведомо невыполнимым ни при каких обстоятельствах, ссылаясь на форс-мажор. На войну, то есть (см. выше). А тут вдруг припоминают чиновникам и законодателям эти их идиотские предвыборные кличи. И с перепугу всерьез пытаются спросить, почему политики не собираются этому своему вранью следовать. Политики чего-то мычат более или менее связно в ответ.

Но ведь только поступок определяет суть человека, никак не слова. Они же ведут себя в лучшем случае как трусы (то есть никак), а в худшем как воры, негодяи и предатели. То есть, как ранее. Если случаются порядочные, то им не верят: «так не бывает». Ах, вы этого не замечали? Ах, это были другие? А почему поведение то же самое? За этим следует ступор и переключение на другую тематику и, конечно же, эвфемизмы. Но увеличительное стекло страха масштабирует это совершенно заурядное поведение, делает его достоянием медиа, предметом всенародного осуждения и обсуждения. Очередной повод для неврозов готов.

Вот эти вещи подхватывает и усиливает противник, просто чуть-чуть видоизменяя ваши собственные саморазрушительные движения, дзю-то — умная борьба, да.

Вы спросите, а как же «визитка Яроша», животный антисемитизм, распятый мальчик в Славянске, торговля органами, запредельный бред о сбитом «Боинге», и тысячи всего ассенизационного, струящегося на нас из российских информационных шлангов?

Минуточку, господа! Вы никогда не задумывались над тем, какие действия совершает фокусник перед тем, как совершить то, во что вы все без исключения поверите? Он отвлекает ваше внимание. Громким окриком, магическими пассами, красиво ассистенткой. И вы думаете, что это главное. А главное на самом деле то, что вы считаете второстепенным, а поэтому вообще не замечаете — ваше сознание обострено ожиданием необычного.

А телу и мозгу совершенно все равно, по какой причине у вас стресс — вы купили билет в цирк, в «пещеру ужасов» или включили русское телевидение совершенно забесплатно (как вам кажется). Стресс заставляет вас реагировать на очевидное-невероятное. И вы, умные и просвещенные, отбрасывая явную чушь, не замечаете, как в подсознание к вам запускается нечто третьестепенное и ничем не угрожающее. То есть, главное.

Фото: EPA/UPG

Главная задача информационной войны похожа на задачу снайпера. По этой причине снайперов на всех войнах в плен не особо берут, а кончают, предварительно от души помучав. Потому что снайпер должен не столько убивать, сколько калечить. За раненым побегут товарищи, пока будут вокруг него суетится, их можно немножко пострелять. Раненый — большая обуза для тыла, чем убитый, как бы страшно это не звучало. Убитый взывает к мести. А раненый - отнимает внимание, средства, он источник деморализации и горя для всех родных и близких. Надолго, если не навсегда.

У информационной атаки точно такая же задача. Вы должны круглосуточно воевать с заведомым бредом, подбрасываемым вам под информационный выстрел, как чучело из вражеского окопа. Вы тратите патроны, то есть эмоциональную энергию. Вы устаете, вы считаете, что не имеете права радоваться жизни, веселиться, праздновать, пока где-то далеко гибнут люди.

Вы находитесь в состоянии траура по погибшим, даже если их не знаете. Вы заведомо готовы оплакивать еще живых. Вы не дарите радость другим, вам не до секса, стихов, цветов, рассветов и закатов. Вы считаете это высшим проявлением патриотического поведения ?

Поздравляю вас, вы убиты.

Тэги: война, психология, информация
Печать
Материалы по теме
Читайте в разделе
Топ тема

Выбор читателей
Путін відпустив Надію Савченко до України. Чию заслугу в цій події ви вважаєте найбільшою?