Новый комбат «Айдара»: у нас останутся только те, кто воюют, а не воруют

Печать

...Раннее утро в Сватово. Недалеко от ж/д вокзала на трассе в сторону Старобельска «голосуют» трое — двое военных и гражданский. Мимо спешит проехать военный «Урал», а водитель, извиняясь, машет правой рукой: дескать, здешний я, поворачивать буду. Местные жители и вовсе безучастно относятся к «голосующим» и с каменными лицами проезжают мимо. Когда мы решаем взять такси, чтобы на ближайшем блок-посту «посадиться» в направлении Старобельска, рядом останавливается джип. За рулём — мужчина в военной форме. Попутчиков у него нет. Уже в дороге узнаём, что это — командир «Айдара»...

На самом деле, Евгений Пташник — «не до конца» комбат «Айдара». Официально, он являтся исполняющим обязанности командира батальона на время отпуска Сергея Мельничука. Поэтому Пташник, кандидатура которого и с высшим руководством, и с бойцами «согласована», скромно поправляет: «Я еще не командир. Пока Сергей Петрович не написал рапорт о переходе на другую работу, я являюсь «и.о.». Вот если назначат...». Но Мельничук, думается, не для того шел в Раду, чтобы затем отказываться от депутатского кресла...

Подполковник Пташник — ветеран Афганской войны. Кировоградские СМИ называли своего земляка «россиянином, который воюет за Украину». Пташник уточняет, что «россиянин» - это подданный России, а у него — украинский паспорт.

Пташник — ветеран 9-й отдельной бригады спецназа, но в «Айдар» пошел простым солдатом. Просто сомневался, что в своем возрасте потянет боевые действия. Но «потянул» так, что сначала стал замкомбата, а теперь и до «и.о.» дослужился.

Он рассказывает об «Айдаре» почти без самоцензуры. Говорит о плюсах, но откровенно признаёт и минусы. Обещает, что батальон будет меняться.

Фото: Евгений Швец

- В батальоне я с 17-го мая. Пришел рядовым солдатом, самостоятельно, не оформлялся. Это было такое моё решение. Потому что не знал, получится ли у меня еще повоевать. Все-таки здоровье уже не то, хотя я и выгляжу ничего так.

Я заканчивал Киевское военное училище. Прослужил в Монголии, Афганистане. В 91-м году уволился из рядов Вооруженных сил. Афган закончился, а служить в Союзе было тяжело морально. Другие были принципы отношений в воинских частях. Мне это не понравилось. Оказалось, что хорошие офицеры, это те, кто маршируют по плацу, умеют отдавать честь и немножко льстят вышестоящим командирам. А в Афганистане отношения были другие — простые и открытые, товарищеские И это вам подтвердят все, кто прошел ту войну...

Сколько на самом деле бойцов в штате «Айдара»?

Я не могу раскрыть эту секретную информацию, но, действительно, не все бойцы учтены. Когда сюда зашел «Айдар», армии здесь фактически не было. А наш батальон, по сути, это «люди Майдана», это майдановские сотни. Притом, что многие никогда в жизни не держали в руках оружия, но был у них такой душевный порыв — Родину защищать. И вот они шли сюда, но не оформлялись официально.

Что будет меняться в «Айдаре» с вашим приходом?

Самое первое — это всех людей поставить в штат, одеть, обуть и дать денежное довольствие. Потому что, и я об этом могу открыто сказать, нет денежного довольствия — некоторые начинают сами искать, где взять деньги. Если у человека нет обмундирования, он тоже начинает что-то «выдумывать». При этом я говорю огромное спасибо волонтёрам и всем людям, которые нам помогают. Без их помощи мы бы выжили, но нам было бы настолько тяжело, что... Потому что в начале пути мы закупали одежду за свои деньги. Но когда волонтёры увидели, что «Айдар» воюет, то переключили своё внимание на тех, кто действительно защищает страну.

Ваши же бойцы на днях задержали волонтеров...

Это было недоразумение. Виновные будут наказаны.

Что делать с обвинениями со стороны правозащитных организаций в том, что «Айдар» нарушал права человека?

Когда я был на совещании у начальника Генштаба, то честно признал наличие определенных проблем. У нас в батальоне есть люди, которые воюют, а есть те, которые воруют. Оба на букву «в», но векторы их деятельности — разные. Так вот: от тех, которые воруют, мы избавимся. Кто сядет в тюрьму, кого просто выгоним, если человек не сильно провинился. А те, кто воюет, должны быть золотыми буквами вписаны в историю «Айдара».

Фото: Макс Левин

Говорили, что в Половинках (село возле Старобельска. - LB.ua) базируется та часть «Айдара», которая нарушает дисциплину, ворует и т.д.. Но это не так. Я сам отсюда уезжал на Лутугино, в Новосветловку, где были ожесточенные бои.

Мне рассказывали, что среди «айдаровцев» были и судимые граждане.

И сейчас есть. Смотрите: у нас воюет человек, который отсидел не один год. Под Хрящевытым он получил ранение в лопатку, часть ему вообще отрезали. Но когда он, еще не отойдя от наркоза, перевязанный весь, от покойного Олега Михнюка узнал, что мы собираемся ехать в Новосветловку выручать наших ребят, с которыми пропала связь, то вызвался ехать с нами. Мы говорим: у нас для тебя нет места в машине. И он, раненый, прыгает на мотороллер и возвращается туда...

Судимый, и что с этого? А есть несудимые, умные и красивые и боятся даже приехать сюда. Они герои у себя дома.

Первый порыв был — это защитить страну, остановить агрессора. Хотя лично я к противоположной стороне никакой злости не испытывал. Это как в «Мушкетёрах»: «Колоть — колол, но разве ненавидел?». В бою — стреляешь, но, если имеешь дело с пленными или ранеными, то к ним нужно относиться по-человечески.

Как все-таки получилось, что в ваши ряды затесались несознательные граждане?

Понимаете, мы же не могли в тех условиях устраивать щепетильную проверку. Оно как было: две недели — боевые действия, три-пять дней отдыха — и снова боевые действия. Когда там было смотреть на людей. Только в бою. Да, бывало всякое... У меня в Новосветловке 20 человек дезертировали. Я им сказал: «Вы можете, конечно, уйти. Но перед этим посмотрите в глаза тем парням, которые здесь остаются. А потом примете решение. Но если вы дезертируете, я постараюсь сделать всё, чтобы вас отдали под трибунал. Или, как минимум, чтобы вас больше не было в батальоне». Сейчас их нет в батальоне.

Каковы потери батальона за всё время АТО?

Около 80 человек погибших.

Фото: Макс Левин

Не мало?

Не мало?! Даже два человека — это уже много. И добавьте сюда около ста раненых. Но это те, кто официально учтён. Потому что хватало случаев, когда ребята получали ранение в руку, щеку и ездили разве что на перевязку, но в больницу не ложились — чтобы их, не дай бог, не списали. Раны заживали — и они возвращались в строй.

«Перемирие» нам нужно было?

Думаю, да. Вообще, война... У нас люди рвутся в бой, и я за то, чтобы закончить это, но если сесть и задуматься, то выйдет, что войной не решить все проблемы. Нужно садиться за стол переговоров, но — с нормальными людьми. Показать им, что у нас лучше, что у нас во власти не миллиардеры, а нормальные люди.

А у нас же — миллиардеры...

Ну да, выбрали Порошенко... Но если бы он взял себе в помощники людей с высшим образованием, пускай из Америки, Канады или даже России, которые хотели бы здесь что-то изменить, дал им хорошую зарплату... Как в свое время у Пиночета были «чикагские мальчики». И тогда, наверное, все посмотрели бы на нас иначе. А так во власть идут то «КАНовцы» (строительная компания "К.А.Н. Девелопмент". - LB.ua), то еще кто-то, крупные землевладельцы — латифундисты, блин...

Какой бы человек не был грамотный, но если он был задействован в бизнесе, то пускай там и остаётся. Поверьте, можно найти молодых людей с хорошим иностранным образованием и не связанных с крупным бизнесом. Из десяти «оксфордских» ребят можно было найти одного, который ни с кем не был связан...

В армии что-то меняется в лучшую сторону?

Мы продолжаем заново строить армию. То, что у нас называлось «армией», это была даже не охранная структура, а непонятно что. Я думаю, перемирие принесло свои плоды... Если вы не знаете, то я уточню, что «Айдар» - единственный БТО, который не занимается блок-постами. Один был — и тот я снял. Мне не хватает людей для боевых действий. У нас — разведывательно-штурмовой батальон, который не ставит свои блок-посты, а сносит вражеские. Вместе с нами идут «армейцы». Раньше они шли немножко за нами.

Фото: Макс Левин

Это такая стратегия была?

Нет, просто не было армии — люди боялись. И «армейцы» тоже боялись... Ко мне в Новосветловке подошел десантник и рассказал, как они к нам шли. Поступила задача — взять поселок. Им сказали, что там тишь да гладь. Но когда они узнали, что там будет «Айдар», то аж присели. Потому что там, где «Айдар», тихо не бывает.

Как вы отнеслись к тому, что много «айдаровцев» подалось в нардепы?

То, что некоторые люди пиарили себя, а не батальон даже... К Мельничуку, к слову, не имею претензий: он открыто заявил, что идет во власть от партии. И никого не поливал грязью. Я рассчитываю, что он, воочию увидев состояние, в котором пребывает армия, в Раде сделает всё для её развития.

Что вы имели в виду, когда говорили, что "некоторые люди пиарили себя, а не батальон даже".

У нас же немало людей шло в Раду. Не только Мельничук, Лихолет (начштаба) или «Зола» (комроты).

Лихолет остаётся в структуре «Айдара»?

Пока я не видел его в штате. Выборы прошли 26-го октября, сегодня на дворе — ноябрь. Если бы он состоял в штате, то уже считался бы дезертиром. А штат утверждает Мельничук, и Лихолета в нём нет.

Супостат же снова может пойти вперед. Хотя мы надеялись, что до весны нас оставят в покое...

Может, и попрёт. Даже — скорее всего. Но если почувствует силу с нашей стороны — остановится. А для того, чтобы сила с этой стороны была, надо пиарить армию. Батальон «Айдар» - это как пример. Единственный действительно «боевой» батальон. Будь моя воля, я бы все батальоны, которые были в подчинении Нацгвардии - «Донбасс», «Азов», оба «Днепра», передал бы в подчинение Минобороны. Потому что по добровольцам судят о духе нации. Не по тем, кого заставили/призвали, а по тем, кто сам пошел по порыву души защищать свою страну.

Бойцов не расхолаживает пускай и такое гибридное, но все же «перемирие»?

Расхолаживает. Но мы сейчас мало что можем сделать, пока не поставим всех в строй, пока люди не получат денежное довольствие и пока командовать подразделениями будут сотники, а не командиры взводов и рот. А что командир «сотни»: «Хлопцы, пойдем туда?» - «Пойдём!». Или не пойдём. И начинается собрание. Хотя среди них есть и жёсткие ребята, которых мы поставим командирами.

Фото: Макс Левин

А внутреннее сопротивление переменам не начнется?

Сопротивления не будет. Потому что я выступил перед строем со словами: «Готовы помогать — беру батальон, и будем вместе его переделывать. Не готовы — значит, нас расформируют и мы все разойдёмся».

А что — был риск расформирования?

Ну, если будет неуправляемое объединение людей, которое будет не пойми чем заниматься... Я бы и сам расформировал. Но люди готовы к изменениям. В Генштабе мы получили и понимание, и помощь. Мы не собираемся заниматься строевой подготовкой, смотры устраивать, но обучать людей военному делу мы обязаны.

Вам полковника дадут?

Я, наоборот, сказал, что не хочу ни одной награды, только бы всё здесь успокоилось и вернулось к нормальной жизни.

Но вы же не верите, что это возможно.

Еще недавно — верил. Затем пообщался с луганчанами, а это, в основном, представители малого и среднего бизнеса — передовые люди, в общем. И они говорят, что это не совсем «наша территория». В том смысле, что в советское время сюда съезжалось очень много уголовников. И вот мне парень рассказывает случай: едет он в троллейбусе с двумя детьми на руках, и сидит шахтёр с бутылкой пива, плюёт под ноги, но место не уступает. И другие люди в салоне — аналогично. А когда он же отдыхал в Западной Украине, то даже пожилые вставали. И когда этот парень общался с интеллигентными людьми — учителями в школе, то ему говорили: «Зеки — нормальные люди, они могут быть во власти, а мы должны им подчиняться». Вот это «интеллигенция» так выражается. Считают, что можно воровать, но потихоньку, а наглость воспринимают как силу...

Тэги: вторжение России в Украину, батальон "Айдар", Сергей Мельничук, Пташник Евгений, Лихолет Валентин
Печать
Читайте в разделе
  • “Глухота влади” штовхає аграріїв до протестів Минув майже тиждень з часу звернення аграріїв до уряду, президента і парламенту. Ми просили небагато. Розглянути законодавчі пропозиції, які здатні врятувати країну від можливого колапсу. Влада залишається глуха. Аграрії будуть діяти.
  • Зурабов всё. Смена декораций Путин отправил своего Посла в Украине Зурабова в отставку. Скорее всего, в голове хозяина Кремля созрел какой-то новый коварный план по отношению к нашей стране. Вернее, по подготовке к новому этапу наших взаимоотношений.
  • Куда уходят деньги Киотского протокола Мы не слышим от правительства, что оно планирует пустить киотские деньги на модернизацию школ и детсадов. Легче закупить новые автомобили для полиции, отчитаться о потраченных деньгах перед японцами и чувствовать себя победителем.
Выбор читателей