Патриарх Кирилл и его церковное «ГКЧП»

Печать
Патриарх Кирилл и его церковное «ГКЧП»
Фото: Макс Левин
Новости по теме

Первое заседание Синода Украинской Православной Церкви в новом году, состоявшееся 26 января в Киеве, вызвало противоречивые оценки наблюдателей. Фактически создан новый механизм управления, который устраняет митрополита Владимира от прямого влияния на церковные дела.

Пожалуй, главный результат последнего заседания Синода — это фактическое устранение от управления УПЦ ее предстоятеля — митрополита Киевского и всея Украины Владимира (Сабодана). Новая схема управления Церковью, хотя и оставляет за митрополитом Владимиром статус главы УПЦ, тем не менее, лишает его рычагов реального влияния на церковную жизнь. Официальной причиной введения нового механизма управления является болезнь митрополита.

Действительно, осенью 2011 года здоровье митрополита Владимира резко ухудшилось. Он перенес две сложные операции и в настоящее время проходит курс лечения. В декабре 2011 года митрополит давал согласие на проведение заседания Синода без его участия. Однако никаких официальных заявлений митрополит Владимир по этому поводу не делал. Кроме того, ни Устав УПЦ, ни принятые Синодом решения ничего не говорят о том, кто и каким образом должен устанавливать степень дееспособности предстоятеля. Проще говоря, остается неясным, кто уполномочен признать митрополита Владимира способным или неспособным председательствовать в Синоде.

Фото: orthodox.org.ua

Следовало бы ожидать, что и в январе члены Синода, прежде чем начать заседание, обратятся за благословением к митрополиту Владимиру и либо получат его согласие на проведение Синода под председательством митрополита Одесского Агафангела (Саввина) — старейшего по хиротонии среди постоянных членов Синода, либо, если состояние здоровья митрополита Владимира окажется удовлетворительным, проведут заседание под его председательством. Однако, накануне заседания митрополита Владимира в больнице посетили лишь Управляющий делами УПЦ архиепископ Митрофан (Юрчук) и архиепископ Александр (Драбинко). По утверждению архиепископа Митрофана, который дал 29 января официальный комментарий сайту Киево-Печерской Лавры, они обсудили с митрополитом Владимиром «все вопросы, которые должны подниматься на Синоде, и Блаженнейший был в курсе всех дел». Однако, на Синоде обсуждались и такие вопросы, которые не находились в компетенции архиепископа Митрофана и потому едва ли могли быть заранее обсуждены с митрополитом Владимиром (это, например, доклад митрополита Павла о проверке финансовых дел Киевской митрополии или доклад митрополита Илариона о составе комиссии по пересмотру Устава об управлении УПЦ).

Принятые на Синоде решения также не подавались митрополиту Владимиру для утверждения. Лишь Симферопольский митрополит Лазарь (Швец), который не является постоянным членом Синода, посетил митрополита Владимира в больнице после заседания Синода 26 января.

При этом, как сообщают источники, близкие к Киевской митрополии, в день проведения Синода митрополит Владимир чувствовал себя достаточно хорошо и ожидал, что члены Синода посетят его в больнице и, возможно, проведут заседание в его присутствии. Однако, эти ожидания остались напрасными…

Фото: ИА Мост-Харьков

Поэтому созыв очередного заседания Синода без участия митрополита Владимира стал лишь логичным продолжением декабрьских решений. По умолчанию члены Синода интерпретировали согласие митрополита Владимира на проведение декабрьского заседания как санкцию на то, чтобы и в дальнейшем действовать, не привлекая его к делам церковного управления. Проще говоря, Синод устранил своего председателя от руководства Церковью.

Здесь необходимо отметить, что в других Поместных Церквах были случаи еще более тяжелого состояния здоровья предстоятеля, которые, тем не менее, не приводили к развитию в них сценария, реализуемого сейчас в УПЦ. Например, Синод Болгарской Православной Церкви уже не один год работает под председательством престарелого (год рождения 1914!) и больного патриарха Максима. Бывают периоды, когда во время заседаний Синода патриарх Максим находится в больнице. Но и тогда он сам назначает председательствующего и собственноручно подписывает решения. Можно вспомнить и недавний пример Кипрской Православной Церкви. С начала 2000-х годов предстоятель этой Церкви архиепископ Хризостом I не мог руководить церковными делами в связи с болезнью Альцгеймера. Лишь в 2006 году Собор Восточных Патриархов признал архиепископа Хризостома недееспособным и рекомендовал уволить его на покой. Значительную часть этого периода архиепископ Хризостом находился практически в вегетативном состоянии. Синод, тем не менее, все равно действовал от его имени.

Для Синода УПЦ болезнь митрополита Владимира, как кажется, стала не причиной, а скорее поводом взять власть в свои руки. Причиной же является неоднозначно оцениваемая фигура секретаря и ближайшего помощника митрополита Владимира архиепископа Александра (Драбинко). Видимо, с целью ослабления его влияния и предотвращения манипуляций именем митрополита Владимира, которые неоднократно допускал архиепископ Александр, Синод пошел на форсирование фактического отстранения митрополита от власти. Иными словами, конфликт здесь не между Синодом и митрополитом Владимиром, а между Синодом и архиепископом Александром. Это вытекает и из синодальных решений.

Фото: orthodoxy.org.ua

Церковно-финансовый аудит

На своей прошлогодней декабрьской сессии Синод принял решение провести проверку финансово-хозяйственной деятельности Киевской митрополии. Для этого была создана ревизионная комиссия во главе с наместником Лавры митрополитом Павлом (Лебедем). Как можно заключить из просочившихся в прессу скупых сообщений, главное внимание комиссия уделила проверке строительства в Киеве Воскресенского кафедрального собора. Несмотря на то, что накануне январского заседания Синода появились сообщения о том, что никаких финансовых нарушений не было выявлено, стало известно, что компания мобильной связи МТС отключила номера, по которым отправлялись SMS с пожертвованиями на строительство собора.

26 января митрополит Павел представил членам Синода отчет о проведенной ревизии. По итогам проверки Синод освободил архиепископа Александра (Драбинко) с должности настоятеля кафедрального собора и передал контроль над строительством митрополиту Черкасскому Софронию (Дмитруку). Это решение мотивировано стремлением «усовершенствовать административно-финансовую деятельность» при строительстве собора. Вполне очевидно, что ревизионная комиссия в ходе проверки все же выявила нечто, что было истолковано как финансовые нарушения, хотя отчет комиссии и не опубликован.

Кроме того, Синод отменил свое собственное декабрьское решение о создании комиссии из трех епископов для коллегиального временного управления Киевской епархией. Теперь управление епархией поручено митрополиту Павлу. Таким образом, члены Синода выразили свое недоверие архиепископу Александру, отстранив его не только от строительства кафедрального собора, но и от влияния на управление Киевской епархией. Это означает серьезное ослабление позиций архиепископа Александра.

Для большинства членов Синода целью принятых решений является нейтрализация фигуры архиепископа Александра. Для некоторых же – это не цель, а скорее средство. Средство для реализации собственных планов на престол Киевских предстоятелей.

Фото: www.fotolitopys.in.ua

Синодальное правление

Митрополит Одесский Агафангел, проведя уже два заседания Синода в качестве председателя, фактически позиционирует себя как временный глава УПЦ. Амбиции митрополита Агафангела были открыто заявлены им уже в ноябре минувшего года, когда он сам провозгласил себя «первенствующим членом Синода».

Митрополит Павел (Лебедь) также заметно упрочил свои позиции. Он стал фактическим руководителем Киевской епархии. При этом он, в отличие от временной комиссии, не подчинен митрополиту Агафангелу, а может действовать как полноправный епархиальный архиерей. Характерно и то, что отныне можно считать распавшимся временный союз архиепископа Александра с митрополитом Павлом, который сложился в 2011 году.

Митрополит Павел открыто выступил против архиепископа Александра, показав тем самым, что желает действовать в Синоде самостоятельно.

Однако наиболее стратегически выгодной представляется позиция Донецкого митрополита Илариона (Шукало). Именно в его руках находится руководство комиссией по пересмотру Устава УПЦ. Эта комиссия, очевидно, будет приковывать к себе особо пристальное внимание патриарха Кирилла. И если митрополит Иларион сумеет провести те поправки к Уставу, в которых заинтересована Москва, он может стать главным стратегическим союзником патриарха Кирилла и обеспечить себе поддержку Москвы на грядущих выборах.

Что будет с Уставом?

Если для упомянутых членов Синода сложившаяся ситуация – это способ облегчить себе путь к вершине церковной власти, то для Москвы – это повод решить давнюю и болезненную проблему Устава УПЦ. Эта проблема является одной из ключевых во взаимоотношениях между Киевом и Московской патриархией. Устав УПЦ еще в 2007 году вызвал жестко отрицательную реакцию в Москве. И сегодня патриарх Кирилл и его ближайшее окружение считают важнейшей задачей дезавуировать поправки, внесенные в Устав в 2007 году, так как, по их мнению, эти поправки усиливают степень независимости УПЦ от Москвы. Несмотря на то, что действующий Устав был вновь утвержден Собором УПЦ в июле 2011 года, ряд украинских иерархов, отстаивающих тесную связь УПЦ с Московским патриархом, добились тогда создания комиссии под председательством Донецкого митрополита Илариона, которой поручено предложить изменения и дополнения к Уставу.

Фото: www.patriarchia.ru

Надо полагать, что персональный состав комиссии стал плодом компромисса между Одесским и Донецким митрополитами. И хотя в комиссию не вошли представители Московской патриархии, вполне очевидно, что ее состав предварительно был согласован с Москвой. Как известно, 25 января (накануне заседания Синода) Киев посетил председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Иларион (Алфеев) – «правая рука» патриарха Кирилла в вопросах церковной политики. Хотя официально декларировалось, что он прибыл в Киев для участия в работе дискуссионного клуба «Сковорода», известно, что он встречался с митрополитом Владимиром и, возможно, провел негласные консультации с некоторыми членами Синода. Интересно, что 25 января митрополит Иларион в соответствии с заранее утвержденной программой должен был возглавлять работу ряда секций в рамках Рождественских чтений в Москве. Как сообщают источники, близкие к Киевской митрополии, в день открытия Рождественских чтений (23 января) митрополит Иларион получил неожиданное поручение от патриарха Кирилла срочно лететь в Киев. Таким образом, весьма вероятно, что митрополит Иларион донес до членов украинского Синода пожелания патриарха Кирилла, которые, прежде всего, могли касаться проблемы Устава УПЦ и персонального состава комиссии по пересмотру этого Устава. Следует ожидать, что руководство Московской патриархии постарается использовать эту комиссию для внесения в Устав УПЦ положений, выгодных для патриарха Кирилла, которые могут усилить зависимость УПЦ от московского центра.

Проблема легитимности

Сразу же после заседания Синода аналитики начали усиленно обсуждать вопрос: подпишет ли журналы Синода митрополит Владимир? Сегодня уже ясно, что журналы не подавались ему на подпись. Управляющий делами УПЦ архиепископ Митрофан прямо заявил, что «сейчас все решения Священного Синода, который состоялся 26 января, являются действительными и обязательными к исполнению всеми, кого они касаются».

По мнению архиепископа Митрофана, митрополит Владимир сможет инициировать повторное рассмотрение этих вопросов лишь тогда, когда «он в полной мере вернется к исполнению обязанностей Предстоятеля Украинской Православной Церкви».

Лица, близкие к митрополиту Владимиру, полагают, что он не станет протестовать против принятых решений. А раз так, фактический захват власти церковным «ГКЧП» можно считать свершившимся фактом.

Но есть еще один нюанс. Ситуация в УПЦ вышла из церковно-правового поля еще в июне 2011 года, когда было принято решение о расширении состава Синода. Тогда в Синод были введены три новых постоянных члена: митрополит Донецкий Иларион (Шукало), митрополит Вышгородский Павел (Лебедь) и архиепископ Переяслав-Хмельницкий Александр (Драбинко).

Этим решением Синод открыто нарушил сразу несколько предписаний Устава. Несмотря на то, что по действующему Уставу УПЦ, постоянными членами Синода являются семь правящих архиереев, по факту с июня 2011 года в Синоде заседали 10 постоянных членов, из которых двое – митрополит Павел и архиепископ Александр – являются не правящими, но викарными архиереями. Попытка закрепить нововведение на Соборе УПЦ 8 июля 2011 года оказалась неудачной. Таким образом, решение о введении в состав Синода трех новых постоянных членов остается нелегитимным. А это, в свою очередь, значит, что и все решения, принятые Синодом в таком составе, могут быть поставлены под сомнение.

Фото: orthodox.org.ua

Поэтому то произвольное обращение с нормами Устава, которое мы наблюдаем в УПЦ в последние месяцы, является лишь логичным продолжением процессов, начавшихся летом минувшего года в связи с ухудшением здоровья митрополита Владимира. Ведь решения, принимавшиеся и на заседаниях Синода, и на прошедших в минувшем году церковных Соборах были продиктованы не желанием соблюсти норму Устава, а стремлением влиятельных иерархов упрочить свое положение, воспользовавшись благоприятной ситуацией.

В результате создан механизм управления Церковью, который дает значительные полномочия ряду влиятельных архиереев, прямо не декларируя при этом отстранение от власти митрополита Владимира.

Сложившаяся ситуация является серьезным вызовом для УПЦ. Ведь в действующем Уставе ясно не прописана процедура избрания предстоятеля УПЦ. Здесь лишь лаконично сказано, что предстоятель избирается Собором епископов УПЦ. При этом сам же Собор епископов устанавливает и процедуру этого избрания. В случае, если нынешняя тенденция свободного обращения с предписаниями Устава не будет преодолена, можно ожидать, что в будущем избрание нового митрополита Киевского будет проходить в таком же сомнительном церковно-правовом поле, как и последние заседания Синода. Плодом непродуманных действий иерархов, почувствовавших свою почти полную независимость, может стать серьезная дестабилизация ситуации внутри УПЦ.

Какой может быть выход? Очевидно, нормализация не может произойти без возвращения деятельности Синода в канонические рамки, очерченные Уставом. Это предполагает в том числе сокращение количества постоянных членов Синода до семи, предусмотренных Уставом. Тем более что те архиереи, которые были введены в Синод вопреки Уставу сверх этого числа, являются главными действующими лицами возникшего кризиса. Архиепископ Александр принес бы большую пользу Церкви и лично митрополиту Владимиру, если бы устранился от участия во внутрицерковных конфликтах, которые вспыхнули во многом по его вине.

Также Синод должен восстановить нормальные коммуникации со своим председателем, который, судя по всему, способен поддерживать такие коммуникации. Очевидно, митрополит Владимир не намерен вступать в конфликт с Синодом; кроме того, такой конфликт еще больше расшатал бы ситуацию внутри Церкви. Есть все основания полагать, что фигура митрополита Владимира вновь может сыграть консолидирующую роль. Он еще не исчерпал своих возможностей примирителя.

Тэги: религия, УПЦ МП, УПЦ МП, патриарх Кирилл, церковь, митрополит Владимир
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей