Духовные войны

Печать

Когда зимой с одной сцены киевский Майдан благословляли священники не только трех христианских конфессий, но и заместитель муфтия мусульман Крыма и еврейский раввин - это казалось настоящим чудом единения всех религий ради победы над общим врагом.

Теперь, во время антитеррористической операции, на протяжении многих месяцев в рядах украинских войск бок о бок служат бойцы самых разных вероисповеданий. Все они оставили спокойную жизнь верующих, став на защиту своей страны от агрессора с оружием в руках. LB.ua выяснял, как они попали на войну, с какими сложностями столкнулись в части исполнения обрядов в боевых условиях, и нет ли среди их религиозных заповедей противоречащих службе в армии.

Ашер-Йосеф Черкасский, иудей, старший сержант полка МВД особого назначения «Днепр-1»

Фото: www.facebook.com/borys.filatov

У Ашера-Йосефа, как и положено ортодоксу, есть длинная борода и футболка «жидобандеровец». Уроженец Феодосии, он успел пожить попеременно и в Крыму, и в Днепропетровске, где учились в религиозной школе двое из троих его детей. Последнее решение о переезде принял после аннексии Крыма - не мог жить на оккупированной территории.

«Когда мы узнали, что русские войска уже готовы переходить границу, мама нас сама отправила. Так и сказала: «Ребята, езжайте!» Мы очень сильно переживали, и поехали сюда, к детям. Наша семья соединилась, и можно было спокойно уехать в Израиль. Но бежать стыдно - мы решили остаться здесь. И когда я узнал, что есть возможность пойти в добровольческий батальон, я это сделал. Это гражданский долг и долг любого мужчины, который действительно является мужчиной - защитить свою семью и своих детей», - говорит Ашер. Он записался в батальон, а теперь уже полк «Днепр-1» еще на стадии его формирования. Пару месяцев служил добровольцем, а официально был зачислен в штат в августе.

В то время, как в Израиле большинство ортодоксальных евреев «косит» от армии, их украинский единоверец боронит свою страну с оружием в руках. Говорит, что религия не запрещает ему защищаться, и приводит пример из Торы: даже когда евреи вернулись после вавилонского пленения и начали восстанавливать Иерусалим, они одновременно строили и защищали город.

- Наоборот, необходимо это делать. Если ты знаешь, что кто-то тебя собирается убить, ты обязательно должен защищаться. В иудаизме есть такое понятие, как "мера за меру" («мида кенегед мида» - ивр., один из законов Высшей Справедливости в Талмуде). Его правильное толкование таково: необходимо применять адекватные меры, в том числе и защиты. Если на тебя готовится нападение, ты должен напасть первым.

Ашер быстро стал известен благодаря телевидению. После нескольких его интервью матери в Крыму звонили неизвестные с угрозами: «Людьми этих тварей не назовешь», - злится боец.

Фото: www.facebook.com/borys.filatov

На армейские условия он не жалуется. Религия позволяет иудею даже не соблюдать шабат, если он исполняет приказы командиров во время войны. Хотя Ашер старается придерживаться традиции по возможности. «Мне ребята передали и кошерные вино для кидуша, и свечи. У меня есть с собой и сидур - это молитвенник, и кфилин, и талиты - в этом отношении я укомплектован», - говорит боец.

Единственная сложность – кашрут, режим питания, который запрещает целый ряд продуктов и их сочетаний. Однако все растения и крупы, а также рыба считаются кошерными априори, поэтому Ашер чаще всего запаривает кипятком в кружке гречку или макароны и кушает их с рыбными консервами и овощами. Правда, боец вспоминает, как, будучи на передовой, он был вынужден снизить уровень кошрута – под обстрелами не было возможности выбирать пищу. Он тогда переохладился в окопах, начались проблемы с ногами, а если бы не ел достаточно, просто не смог бы воевать. «Если стоит вопрос, кушать или умирать, то нужно кушать», - поясняет Ашер, досконально знающий правила иудаизма.

Впрочем, как-то товарищ из Израиля передал деньги харьковским волонтерам, которые привезли специальную кошерную (с печатью рабанута) еду для солдат «Днепра-1»: в полку служит много евреев. Их имена также есть в списках погибших и тяжелораненых. Хотя ортодоксов Ашер больше на войне не встречал.

Во время беседы с LB.ua он находился на амбулаторном лечении в Днепропетровске и готовился к выписке – очень ждал того дня, когда, наконец, вернется на службу.

О своем ранении рассказал скупо: «Был бой. К нам подошли и начали обстреливать из подствольных гранатометов – соотвественно, мы давали ответ. Я стоял возле стены частного дома и вел огонь. Граната разорвалась на расстоянии вытянутой руки над моей головой. Благодаря скату крыши, осколки пошли другую сторону, в меня не попали. А сам я получил контузию».

Фото: www.facebook.com/sergei.loiko

В полку у евреев нет никаких разногласий с представителями других религий.

У нас с мусульманами, с нашими ребятами из роты «Крым», прекрасные отношения. Мы друг друга в шутку приветствуем, они мне говорят: «Шалом алейхем», а я им отвечаю: «Ваалейкум салам», - Ашер копирует арабский акцент, смеясь. - Мы очень дружны, и у нас нет разделения по национальностям. Хотя, естественно, конечно, каждый тянется к тем, кто ближе ему. Но в принципе, у нас все вместе. Мы как одна большая семья - иначе просто не может быть. Потому что в бою не будешь разбираться, какой ты национальности и какого ты вероисповедания. Просто необходимо быть вместе, и тогда действительно будет победа».

В победе Ашер уверен. С его точки зрения, философско-религиозной, эта война, на самом деле – настоящая борьба света и тьмы.

- Тьма постоянно каким-то образом материализуется в этом мире. Она помещается в наших соседей, знакомых - людей, которых мы встречаем на своем пути. И в каждом человеке она существует в разной концентрации. Допустим, в Пyтине сейчас столько зла сконцентрировано, и во всей этой верхушке кремлевской, и, к сожалению, во многих жителях России.

- Я верю, что мы победим - потому что мы сражаемся за свою землю и за справедливость. Мы исполняем свой конституционный долг, мы верны присяге. Защищаем свои семьи, свою землю. И сейчас как раз идет формирование украинской нации. Есть же американская нация, которая состоит из множества народов - точно так же и украинская. Наконец-таки мы все стали украинцами.

Раньше Ашер был предпринимателем - занимался поставками промышленного оборудования. Но из-за службы он давно забросил бизнес. Все звонки по работе переводит на партнеров, соответственно, не получает обычной доли прибыли: за все время лишь пару раз предприятия перечислили ему незначительные деньги из тех сделок, которые состоялись. Живет на минимальную зарплату бойца полка МВД: около 4 тыс грн. Очень благодарен волонтерам, которые помогают во всем, обеспечивают формой, амуницией, провизией: «Когда люди последнее отдают, для того, чтобы мы могли нормально воевать - это дорогого стоит», - хвалит волонтеров боец.

Ашер-Йосеф Черкасский с детьми
Фото: za-kaddafi.org
Ашер-Йосеф Черкасский с детьми

- Когда я уже был здесь, в госпитале, меня пару раз выводили на концерты. Конечно, было тяжело выносить громкий звук после контузии. Но когда дети в театре Горького сыграли для детей бойцов АТО музыкальную постановку, такую красивую - мне просто захотелось снова на передовую, чтобы защищать этих детей.

Под конец интервью Ашер просит не делать из него героя. Его смущает, когда люди его благодарят за то, что он воюет.

- Мы просто исполняем свой долг. Мы так должны делать. Очень хорошо сказал, помните, в "Москва слезам не верит" персонаж Баталова, когда хулиганов погоняли: “Ты же не говоришь маме "спасибо" за то, что она приготовила вкусный борщ - она должна его таким делать”. То же самое, когда мужчина защищает свою страну и свою семью - это вполне нормально, так и должно быть.

Вячеслав Черный, пастор протестантской церкви «Новое поколение» в Днепропетровской области, старший сержант ВДВ

Фото: www.facebook.com/borys.filatov

Вячеслав Черный пришел в армию во время первой волны мобилизации, 25 марта. Его призыву предшествовал Майдан и аннексия Крыма – Вячеслав не мог оставаться равнодушным к событиям в стране.

Я спрашивал перед Богом: “Что мне делать, Господь, как поступать?” Я ведь пастор протестантской церкви, а брать оружие в руки предполагает чью-то смерть. С другой стороны, я понимал, что мы ни на кого не нападаем, не вторгаемся, лишь защищаемся. Задавая себе этот вопрос много раз, я не мог услышать ни от Бога, ни от людей конкретного плана действий. Со всех сторон звучало только одно: поступай по удостоверению своего сердца.

Будучи на ¾ русским, Вячеслав считает себя полностью украинцем: «Это мой народ, моя земля, мое государство. Я должен отстаивать свободу, независимость и целостность этой страны». С таким решением он обратился в военкомат, сказав, что на него могут рассчитывать в случае призыва. Ему позвонили через пару недель – мобилизованный быстро собрал вещи и уже в 6 утра был в военкомате. Жену, которая бросилась в слезы, успокоили тем, что едет на сборы, 10 дней обучения – а дальше как получится. Сам он понимал, что это не просто сборы – будет война.

Вячеслава определили в 25-ю бригаду ВДВ, где он, в соответствии со званием старшего сержанта, полученного на срочной службе, стал командиром отделения взвода управления в подразделении самоходной артиллерии. А затем он перевелся в 1-й батальон воздушной пехоты, став командиром отделения гранатометчиков.

В армии Вячеслав старался всегда находить возможность молиться, читать Библию, и активно проповедовать о Боге, как положено искреннему протестанту. Благодаря его работе четверо бойцов произнесли молитву покаяния – это традиционный способ обращения в веру в евангельском обряде. Эти же парни потом, в июне, спаслись при крушении ИЛ-76, когда погибли 49 военных – Вячеслав верит, что их, как новообращенных, уберег сам Бог. Они в последний момент по неизвестной причине пересели в другой самолет.

В части к протестантскому пастору относились с уважением, называли батюшкой. Он вспоминает, как однажды случайно услышал разговор офицеров, и его командир хвалился перед другими: «Представляете, у меня во взводе священник служит!». За время его службы капелланы в расположение не приезжали – так что пастор отчасти выполнял их функции: выслушивал людей, молился за них.

В июле, когда военные 25-й бригады прорывались в Шахтерск, Черный получил ранение в голову - он хорошо помнит этот день, 26 июля. Тогда на построении он позаимствовал у офицера кевларовую каску – чтобы не лезть за своей, которая уже была упакована в его вещмешке в БМД. Шлем был запасным, и офицер не стал требовать его обратно, что, по сути, спасло Вячеславу жизнь.

«Мы проходили между Горловкой и Дебальцево, у нас цель была - в Шахтерск прорваться. Горловка была полностью окружена сепаратистами. В тот день наш батальон брал Дебальцево. Мы ехали - нас сначала минами начали обкладывать. Мы остановились, приняли оборону там, где ожидался штурм - поперек дороги выстроили линию. Была перестрелка, пули свистели рядом - и одна прошла мне через каску. Она потеряла силу и начала разделяться», - рассказывает военный. Осколки попали ему в голову, а сердечник пули отбил часть черепной кости. Все это время Вячеслав находился в сознании и даже помог сослуживцам госпитализировать офицера с тяжелым ранением брюшной полости.

Та самая прострелянная каска
Фото: LB.ua
Та самая прострелянная каска

Вскоре пастора удалось перевезти в соседнее подразделение, где был разбит полевой госпиталь. Но на следующий день во время эвакуации раненых бойцов автоколонна снова попала в засаду.

«Ребят очень сильно покромсало – не помню, 5 или 6 человек. В наш «жигуль» – он ехал за Уралом – ни одна пуля не попала. Я тогда с самого утра 90-й псалом читал», - вспоминает Вячеслав. Ему пришлось снова включиться в бой, отстреливаться наравне со всеми.

В Харькове в госпитале из головы Вячеслава вытащили пулю, почистили от осколков. От момента ранения до этой операции он пробыл с пулей в голове 34 часа. А через полтора месяца ему уже в Киеве вставили пластину вместо отбитой части черепа.

Сейчас пастор проходит ВЛК. С его ранением после трепанации черепа возвращение в высокомобильные войска невозможно - кроме случая всеобщей мобилизации, при введении военного положения. К такому раскладу он готов, чувствуя в себе силы и дальше защищать страну. А пока занимается паствой – это тоже большая работа, говорит он.

В Петропавловке он - священник небольшой церкви, до 40 прихожан. Один из них, следуя примеру Вячеслава, также пошел в военкомат и попал в 39-й батальон территориальной обороны. Сейчас он служит на блокпосту в Луганской области. А в соседнем городке Першотравенске, где большая (около 2000 человек) церковь, добровольцами записалось гораздо больше прихожан – не исключено, что они также вдохновились поступком Вячеслава. Церковь в Першотравенске сильно поддержала его подразделение с самого начала: «Все понимают, что это общее дело, и мы не можем как страусы засунуть головой в песок и, закрывшись Библией, говорить, что нас это не касается», - убежден священник.

Вячеслав во время службы в Петропавловске
Фото: ngnews.org
Вячеслав во время службы в Петропавловске

Когда он перевелся в батальон, сразу спросил у командира о потребностях, и на собранные прихожанами около 17 тыс грн. закупил необходимый инвентарь на роту: лопаты, генераторы. Верующие также приезжали его поддержать, когда его взвод находился в Артемовске.

Эту войну Вячеслав считает духовной. Он знает, что в России возобновились гонения на протестантов, а в лозунгах православных священников из Москвы звучит много политики – в этом нет Божьей руки, а значит, не будет Божьей поддержки, уверен пастор. «Бог всегда на стороне правды, Он сам есть истина. И я верю что наша страна, наш народ, который ни на кого не нападал, будут находиться под защитой Бога. Мы делаем все правильно. Мы защищаем свою родину. Ни к кому не лезем, желаем мира везде, и, прежде всего, у нас дома. И поэтому я верю, что Бог на нашей стороне».

Дорже Жамбо-лама, буддистский священник и монах, боец ДУК «Правый сектор»

Друг Лесник – так звучит позывной одного из основателей организации «Тризуб им. С.Бандеры», который позже стал ядром «Правого сектора», сотника «Тризуба» в Донецкой области. Он же - Дорже Жамбо-лама, глава Духовного управления буддистов Украины и настоятель единственного в Украине официально действующего буддистского монастыря Шейчен-Линг, в переводе с тибетского - «обитель великого знания». Монастырь находится в поселке Ольгино Волновахского района Донецкой области, как раз на линии фронта – над ним пролетают ракеты «Градов». Из-за войны послушники разъехались, хотя здание монастыря уцелело. А его настоятель уже почти полгода служит разведчиком в ДУК «Правый сектор».

В буддизме есть базовое понятие ахимса - ненасилие. У нас принято понимать это слово в христианском смысле: подставь левую щеку, правую. Это неправильно. Формулировка этого понятия звучит так: ненасилие ни действием, ни бездействием.

LB.ua беседовал с Лесником в декабре, когда он приезжал тренировать бойцов ДУК на базе <<Десна>>
Фото: LB.ua
LB.ua беседовал с Лесником в декабре, когда он приезжал тренировать бойцов ДУК на базе <<Десна>>

- Буддизм миролюбивый в отношении вероисповедания, не навязывается никому. Он нигде насильственно не распространялся. Но это не значит, что буддизм исповедует мир любой ценой. У нас есть понятие патриотизма. Есть сутры (наставления – тиб.) насчет войны от самого Будды – какая война является справедливой, а какая нет. Будда говорил: «Ради своей семьи забудь себя, ради своего селения забудь семью, ради своей страны забудь свое селение, ради учения забудь все. Это приоритет ценностей, - рассказывает Лесник, попивая травяной в кафе на Европейской площади, рядом с гостиницей «Днепр», где долгое время жили его побратимы из ПС после Майдана.

Он и сам принимал участие в митингах против Януковича в Донецкой области, с того момента, как в Киеве начались бои на Грушевского. Лесник утверждает: отвечая в «Правом секторе» за разведку, он знал о готовящемся второжении российских войск в Крым еще за две недели до самого вторжения, и докладывал об этом руководству.

- В свое время к Будде пришел один военачальник Синха, и, после философского диспута с Буддой, принял его учение. Сказал: “Хочу следовать за Буддой, но у меня остается один вопрос. Я военачальник, моя задача – следить, чтобы на селение не напали враги, разбойники. Должен ли я так, как поступил сам Будда, оставить мирскую жизнь, стать монахом и отказаться от всякого насилия?” На что Будда ответил: “Нигде Будда не учил оставлять что-либо силам, представляющим зло, будь то люди, духи или силы природы. Но, сражаясь, следует помнить, ради чего ты сражаешься. Неправ тот, кто напал, начал войну – но не тот, кто встал на защиту своей страны. Порицаем должен был тот кто развязал войну”. И Будда сказал: «Говорю тебе, о военачальник, сражайся со всей своей мощью. Но помни о том, что тебе сказано - ради чего ты сражаешься».

Лесник пока не встречал в ДУК других буддистов лицом к лицу, но знает, что они есть - только служат на других участках фронта. Зато он встречался с представителями практически всех религий: «Мусульман, иудеев, даже вайшнавов приходилось встречать (поклоняются Вишну – ред.) - это те, кого кришнаитами называют. Священники у нас бывают и греко-католические, и православные, и протестантские различных направлений. Вообще в ДУК есть все конфессии, и атеисты, это никого не напрягает абсолютно», - говорит Друг Лесник.

Дорже Жамбо-лама в монастыре Шейчен-линг
Фото: ningma.org.ua
Дорже Жамбо-лама в монастыре Шейчен-линг

Его позывной – реальная гражданская профессия: нынешний доброволец был техником-лесоводом, пока не стал буддистским монахом. Кстати, свою практику выпускник лесного техникума проходил в районе г. Счастье под Луганском и прекрасно знаком с местностью.

Монашеству Жамбо-ламы предшествовал длинный путь. Вначале он увлекся воинскими искусствами, в том числе, карате, Востоком как таковым, начал учить японский язык. Затем заинтересовался восточной философией, а через нее - психологией, методами психорегуляции, психоинженерией. А потом узнал, что в Советском союзе действует единственный буддистский монастырь - в Бурятии, под Улан Удэ. Он отправился туда и устроился работать рядом лесником – а параллельно учился, тогда еще нелегально.

В 1991 году Олег Мужчиль (мирское имя монаха, которое он уже не использует) зарегистрировал первую буддистскую религиозную организацию в Украине, в 1993 – Духовное управление буддистов, а в последствие и монастырь. Монахи жили частично на пожертвования, частично на выручку от изготовления препаратов восточной медицины. Преподобный Жамбо-лама выступал с лекциями и семинарами по всей Украине и за рубежом.

Теперь верующие – прихожане монастыря под Волновахой, по словам Лесника, или прямо участвуют в боевых действиях, или поддерживают силы АТО как волонтеры: война затронула всех.

Монастырь Шейчен-линг
Фото: www.shukach.com
Монастырь Шейчен-линг

Представителю школы Ньингма – тибетской, самой либеральной ветви буддизма, служить в вооруженных силах проще, чем убежденным последователям других религий. У него практически нет ограничений в пище (в том числе, мясо разрешено к употреблению), нет жестких требований соблюдать какую-либо обрядность.

В боевых условиях я не сижу в позе лотоса, но медитация может быть и в разговоре, и в движении. Война вообще позволяет серьезно заниматься медитацией. Есть специальные медитации, которые связаны с военным делом, они повышают ресурсы бойца.

Друг Лесник бывал в Песках, которые постоянно под обстрелом. Впрочем, фронтовых историй не рассказывает – считает, что они не будут поняты. «После этой войны я понял, как выглядел героизм во время Второй мировой войны. Я увидел, как это, когда ребята стояли на смерть, отбивая Донецкий аэропорт. Командовал тогда Богема - бывший режиссер детского театра. С ним был кинооператор - тоже с автоматом в руках, и таких же 5 человек держали оборону в соотношении 1:100», - с гордостью рассказывает о сослуживцах.

Друг Лесник и бойцы ДУК на Восточном фронте
Фото: Предоставлено Лесником
Друг Лесник и бойцы ДУК на Восточном фронте

Был он и на стороне сепаратистов, ближе к Донецку. «Поголовные наркомания и алкоголизм, - рассказывает разведчик о своих впечатлениях от противника. - У нас ребята приезжают с передовой, с того же терминала, могут выпить грамм 100-150 - кого-то помянуть, немного расслабиться, не больше: в ДУК сухой закон. Там же три дня люди не просыхают после штурма этого терминала».

Разведчик утверждает, что владеет информацией по сепаратным коммерческим и прочим договоренностям между Украиной и Россией с целью затянуть вооруженный конфликт на Донбассе – но не смотря на это, захваченные территории скоро будут освобождены.

«Россия попыталась откусить кусок не по зубам, не просчитав уровень национального самосознания украинцев, который после Майдана был очень высок. Армию, которую боится Европа, мы уничтожаем фактически силами добровольческих батальонов и волонтеров», - говорит боец. Он уверен, что фронт до сих пор держится на добровольцах, потому что вооруженные силы в Украине только сейчас начинают восстанавливать боеспособность.

Обеспечение добровольческого корпуса, благодаря волонтерам, по словам Лесника, в техническом плане уже приближается к оснащению войск стран НАТО. Кроме того, постоянно проводятся тренировки бойцов, в которых вчерашний монах принимает самое непосредственное участие: он обучает добровольцев основам восточных единоборств на базе под Киевом. Их боеспособность постоянно растет – и это первая причина для уверенности Лесника в победе.

Бойцы ДУК ПС во время тактических учений
Фото: Предоставлено Лесником
Бойцы ДУК ПС во время тактических учений

Вторая – то, что ресурсы России, ее внутреннее экономическое, политическое устройство не позволяют ей вести затяжные войны.

Вопрос для него лишь в том, что война идет на двух фронтах: на Донбассе и в Киеве. И когда будет побежден криминально-олигархический режим в Киеве, он не знает – но считает, что восстание против режима возможно в любой момент, если власть будет и дальше тормозить изменения, которых требуют люди.

Во второй части “Духовных войн”, которые выйдут на LB.ua в среду, 24 декабря, читайте истории католика, мусульманина, греко-католика и будущего священника Московского патриархата, которые служат в украинской армии.

Тэги: евреи, военные, буддизм, боевые действия на востоке Украины, протестанты
Печать
Материалы по теме
Читайте в разделе

Выбор читателей
Путін відпустив Надію Савченко до України. Чию заслугу в цій події ви вважаєте найбільшою?