«На кораблях дырки в потолках, а в них крысы падают ночью»

Печать

Матрос Игорь Руляк, волонтер и участник АТО, попал в опалу после нескольких постов в фейсбуке о воровстве и кумовстве в ВМС. Он писал о родственниках командующего флотом, которые отправляются в АТО за званиями и льготами; о том, что дорогостоящее топливо воруется прямо с кораблей. О том, как руководство полностью саботирует профессиональную подготовку матросов, даже когда ее готовы оплачивать волонтеры.

«Хочу обратить внимание руководства флота, что все Ваши нарушения фиксируются и передаются, куда надо. Прошу поддержки народа Украины в искоренении этого бреда в такой период», - написал активист в одном из июньских постов.

Разгорелся скандал, в результате которого Руляк, только полгода как устроившийся в Одессе, получил бумаги о переводе в Николаев, подальше от эпицентра событий, которые он освещает в своем блоге.

«С этого дня я буду тут выкладывать все мои зафиксированные проявления коррупции. И переведите меня хоть в Ужгород, я всё равно это буду делать. Я дам интервью всем телеканалам, которым только смогу. Дам ход бумагам, которые лежат в прокуратуре.

Называйте это как хотите: провокация, угроза. Я вам скажу, как это называется. Этой мой Конституционный долг», - написал матрос, обращаясь к командующему ВМС Гайдуку.

Каждый свой пост Руляк заканчивает словами: «Слава ВМСУ».

Фото: Юлия Сущенко

Он хотел служить во флоте еще когда жил в родном Севастополе. Год назад ему с несколькими друзьями пришлось выехать из Крыма – в спешке, без документов, вместе с семьей, с маленькими детьми. Он был украинским активистом, и знакомые из СБУ его предупредили, что нужно срочно покинуть полуостров – иначе на следующий день его «закроют».

Больше переезжать он не собирается. Юрист по образованию (выпускник Национальной юридической академии им. Ярослава Мудрого), он обещает бороться изо всех сил – не только за свои права, но и за то, чтобы восстановить справедливость во флоте, изменить правила игры, чтобы состоялись реформы и в руководство ВМС пришли новые, честные люди. Волонтеры поддерживают храброго парня.

LB.ua поговорил с матросом о том, как он борется с системой и почему начал эту борьбу.

«Я думал, что ничем не рискую»

Игорь, как вы попали во флот?

Я всю жизнь этого хотел, и начал оформляться еще в Севастополе, когда там стояла база ВМС Украины, в прошлом году - до оккупации. Мы с друзьями как раз делали документы, чтобы поступить на «контракт». Обычная процедура: нужно собрать документы в соответствии с перечнем, и тебя берут на службу – на должность, которая соответствует твоему уровню образования и подготовки. Потом пришли в военкомат - а его захватили уже.

Нам с друзьями (а мы были украинскими активистами) пришлось уехать – срочно, без документов, без ничего. Уехали в Днепропетровск, там познакомились с парнями, которые набирали добровольцев в батальоны. Что нам было еще делать, если родину захватили? Конечно, идти отвоевывать ее. Мы пошли в батальон «Азов». Там пробыли 3 месяца. Участвовали в штурме Мариуполя, в бою в Марьинке – летних кампаниях прошлого года. Во время ротаций мы с другом приезжали постепенно восстанавливать документы. Вся эта волокита – государству не было до нас дела. Когда восстановили все, то брали выходные и приезжали в Одессу устраиваться на контрактную службу во флот, легализоваться.

Тут нас пинали тоже. Приехали - нам сказали: «Подождите». Мы сняли квартиру, остались. На следующий день: «Подождите до завтра», сняли квартиру еще на день. «Слушайте, штаб сегодня занят, документы не получится отвезти. Поезжайте домой». - «Да куда домой? Мы из Севастополя вообще-то» - «Не знаю, куда-то поедьте, вернитесь через месяц». Эта бюрократическая волокита продолжалась 3 месяца, пока я устроился служить на флот. Я приезжал с войны раз за разом на несколько дней, чтобы этим заниматься.

После всех сложностей, через которые вы прошли, как пришла идея поднять темы, за которые вы рискуете, наверное, быть уволенным?

Я думал, что ничем не рискую. Потому что прошел Майдан, Революция Достоинства победила, мои друзья ездили на Майдан - государство заверило нас, что будет бороться с коррупцией. Но, попав в государственные структуры, я понял, что ничего не делается. Я служу здесь и вижу все это.

Фото: Юлия Сущенко

Я звоню друзьям, волонтерам, чтоб нам купили на 100 тысяч гривен обмундирования. А при мне офицеры выносят тоннами топливо с кораблей, которые даже не ходят в море.

Замкнутый круг. Что делать, к кому обращаться - непонятно. Даже у нас в отряде служит сын командующего - он играет только в их игры. Он не может ничего изменить, не может папе сказать: «Почему у нас тут тырят? Почему у нас какой-то матрос звонит волонтерам? Давай что-то сделаем».

Он пытался это сказать?

Нет. Сын командующего снимает сливки. Получает звание, ездит в АТО. Идет на повышение по службе, на курсы.

Вы писали о том, как сын командующего и его кум поехали в АТО - за корочкой учасника боевых действий и квартирой. Почему вы решили, что именно за этим?

Армия – это бюджетная организация. Вот стоят два профессионала и два молодых «птенца». Кому вы доверите защитить вашу дочку, к примеру? Если и тем, и другим нужно дать 100 тысяч долларов - кому вы скорее дадите деньги, чтоб они поехали и выполнили задание?

Конечно, профессионалам.

У тех двоих даже нет удостоверений водолазов, они не закончили курсы, на которых они сейчас числятся официально (обязательная программа подготовки водолазов – курсы длительностью 1,5 месяца - LB.ua) - но их берут в АТО. А этих ребят, которые выполняли задачи в Югославии, Ираке, в Сомали участвовали в антипиратской миссии, у которых за спиной сотни часов погружений – их не берут.

Мне все равно, это сын командующего или просто какой-то Вася. Но бюджетные деньги используются нерационально.

Ответьте на вопрос: вот профессиональные водолазы, а вот - два птенца: почему эти едут, а не те? Может, один - за корочкой УБД, а другой - за квартирой? Тот, кто пересек линию разграничения, является участником АТО. А участник АТО может подать документы на УБД, если на той территории происходили боевые действия.

Те люди (старшие группы) к которым они приехали на слаживание (боевое слаживание. обучение военнослужащих согласованным действиям в составе подразделения, LB.ua), очень недовольны таким пополнением.

Вам объявили о переводе из Одессы после того, как вы написали на фейсбуке о сыне командующего?

Да, пришла бумага о переводе. Сразу после поста в фейсбуке, на следующий день.

А какая причина перевода была указана?

Нет никакой причины. Вроде как я такой молодец, и меня, спецназовца, который прошел 3 ротации в АТО (Игорь участвовал в боевых действиях на востоке сначала как доброволец “Азова”, а затем - будучи военнослужащим ВМС, - LB.ua), на которого из бюджета потрачены немалые деньги - на мою подготовку как медика, снайпера, оператора быстроходного судна - меня переводят в Николаев. В часть, где просто красят бордюры. Вот оно, целевое распределение денег. Если бы в том посте ничего такого не было, махнули бы рукой: «Да это твои догадки!» - и никто бы меня не переводил.

Тонна топлива – «добыча» с каждого корабля

Тема воровства топлива – как вы о ней узнали?

Я всю жизнь ходил к друзьям на корабли. В мирное время это считалось нормальным, потому что офицер получал мизерную зарплату. Можно было в Севастополе на «стенку» (причал, вдоль которого стоят корабли – И. Р.), на северную сторону приехать - и там увидеть очередь из «топиков» - так называют маршрутки в Севастополе.

После работы хозяева маршруток приезжали «на стенку» и заправлялись с кораблей. Все об этом знали.

Севастополь
Фото: EPA/UPG
Севастополь

На корабле, чтобы просто завести двигатель, нужно использовать тонну соляры. Раз в неделю механик заводит двигатель, чтоб прогреть его. Это необходимая процедура, прописанная в технических документах на кораблях. Одну неделю не завел двигатель – тонну списал. Представляете, сколько машин можно на тонну заправить? Десять человек приехало, по 15 грн заправилось, когда на заправке - по 20 грн, например. А таких кораблей в Севастополе была уйма. И все закрывали на это глаза, потому что всегда офицеры были бомжами.

А здесь я начал поднимать этот вопрос, потому что идет война, волонтеры выгребают последние деньги на амуницию, покупают радары на эти корабли, тратятся на то же топливо. Мне звонила волонтер Вика Христенко, говорила: «У нас нет денег на соляру, чтоб отправить морпехов на ротацию». А здесь оно просто выносится. Так выносишь – отдавай хотя бы половину на АТО. А они выносят на свои нужды. Это люди, которые не воюют, сидят тут в тепле.

Этим занимается какая-то группа людей, или все офицеры замешаны?

Есть у меня знакомые офицеры, которые выносят топливо, продают - и ремонтируют за эти деньги свой корабль. Дырку латают, варят. Им никто не дает на это денег, а кораблю надо ходить в море.

А тут - я плаваю, у меня тренировка – смотрю, а человек заправляет с корабля свою личную машину, не служебную. Мы точно также брали топливо на нашу военную машину – потому что нам не давали. Но мы ехали воевать, защищать свою страну, а не просто кататься по Одессе.

Нужно реформировать флот. У нас всего 3-4 ходовых корабля. Остальные все просто числятся, чтоб у адмирала были звезды - если их там не будет, это уже будет не флот. Большинство кораблей не могут выполнять боевых задач. Они поломанные, старые, ржавые. Вот представьте: по каким-то документам положено нам выдать 100 тысяч трусов. Мы говорим: «Не надо нам 100 тысяч трусов, а нужен один бронежилет». – «Нет, вам положено выдать трусы». Так же на эти корабли каждый день приезжает заправщик, и заправляет их, как положено. Давайте же проведем реформу - уберем, спилим эти корабли!

Меня всё пугают контрразведкой, потому что я рассказываю о том, что у нас нет боевых кораблей. Но те, с кем мы воюем – москали – все об этом прекрасно знают. Потому что 90% личного состава этих кораблей осталось в Севастополе, и обо всем уже давно доложили.

Давайте избавимся от этих кораблей, сэкономим на топливе – а деньги пустим на камуфляж, на тепловизоры.

Флот ВСУ в Одессе
Фото: od.vgorode.ua
Флот ВСУ в Одессе

А кому вы это говорите?

Я говорю своему командованию, пишу на фейсбуке. А мне говорят: «Ты матрос, тебя это не должно волновать. Сами разберемся». Я отвечаю: «Все, кончились ваши времена, времена Советского Союза, когда матрос был каким-то бездушным телом. Я ведь до этого был налогоплательщиком и я эти деньги вам платил». - «Нет, как - ты? Нам платит бухгалтерия».

Думать вредно, да. Вы написали, что будете раскрывать все случаи коррупции и кумовства, с которыми столкнетесь. Были другие нарушения?

Этих фактов - миллион. Если я всеми буду заниматься, мне не хватит времени на подготовку, а завтра меня пошлют в АТО.

Например, идут курсы подготовки личного состава с американцами. Два человека на них не ходят – решают в это время свои личные дела. А потом они нас будут учить. Я - матрос, а он - мичман. Как же он будет меня учить, если он не выполняет своих обязанностей, за которые ему платится зарплата 6 или 7 тысяч? Давайте их увольнять, и брать взамен мотивированных людей.

Вы пробовали как-то зафиксировать, сфотографировать, как сливают топливо? Чтобы были доказательства.

А как фотографировать? Вот идет офицер, несет какую-то канистру. Как знать, что в этой канистре? На фото же этого не передашь. Моя задача - обратить внимание. Как доказать – это уже не мои проблемы. Есть прокуратура, военная служба правопорядка, милиция, высшее командование. Пускай они этим занимаются, это их работа – провести расследование, собрать доказательства.

Вы обращались хоть раз в органы прокуратуры?

Обращался, но по другому вопросу. Можно сказать, шантажировал наше командование. У нас погибли два парня в АТО - матросы из моей части. И ни один ВСП-шник даже не подошел взять объяснение, что произошло. По закону Украины, в случае любой смерти (даже если бабушка умерла у себя дома) приходит следственная комиссия, следователь протоколирует с врачом, что случилось, в какое время и где. Тут ни один человек из военной службы правопорядка не взял объяснений.

У меня знакомый служит в прокуратуре – я предложил провести внутреннее расследование.

Фото: Юлия Сущенко

И как успехи?

Я вижу, что это никому не надо. Если я сейчас дам этому ход – полетит много голов, которые сейчас молчат, прикрывают это.

А в чем суть, родственникам не выплачивают денег?

Нет. Там совсем другие проблемы. Какого хрена они вообще погибли? Почему не было бронированной машины? Почему они туда поехали, почему были без бронежилетов, кто отдал приказ, почему не было точки эвакуации, почему не было подмоги? Мы ехали за ними, вытаскивать их из-под огня на вот такой серой машине (показывает на «легковушку» рядом – LB.ua).

А как это произошло вообще, если они водолазы, матросы?

Это тоже вопрос. Они выполняли задачи как разведчики на суше.

Почему все же вы не написали, кто именно ворует топливо?

Потому что тогда «полетит» сам вор, а за ним - командир корабля. И трапный, который стоит на трапе и видит это все. В этой схеме задействованы много людей. И они набирают таких людей, которые молчат. Этот матрос, который носил эти канистры - он же один не вынесет 100 или 1000 литров.

Так может, стоит их назвать, чтобы полетели эти головы? Зачем они нужны, если они воруют?

Мы одного человека предупредили: если повторится какой-то факт, то мы назовем все имена. Я это сказал командиру дивизиона, другим командирам. Мне сказали большое спасибо. Ведь даже если они не воровали это топливо – все равно им будет не очень сладко, если дать делу ход.

Мне кажется, если вас переведут туда, где красят бордюры – вы будете замечать, кто сколько ворует краски, и писать об этом.

И не только. Они думают, я один тут? Мне друзья позвонят - расскажут, что здесь происходит, в части, и я оттуда же это все снова напишу.

Вообще, нонсенс с моим переводом. До этого к нам хотели перевести двух хороших разведчиков, но их не отпустили сюда - потому что запрещены переводы внутри частей. Зато меня перевели за один день – после того, что я написал.

(Прерывается на разговор по телефону – LB.ua). Вот, люди с других кораблей звонят, поддерживают, желают, чтоб меня не перевели. Потому что в штабе военно-морских сил сидит настоящая ОПГ.

Штаб ВМС в Одессе
Фото: dumskaya.net
Штаб ВМС в Одессе

Снова звонили из контрразведки

В одном из постов Вы написали об адмирале: «Я вас посажу, я вам обещаю,и сделаю всё, что от меня зависит». О ком речь?

Это же наш командующий флотом, Сергей Гайдук.

Почему вы сделали вывод, что он покрывает все схемы?

Потому что он может в любой момент снять командира корабля, но не делает этого. Может инициировать расследование. Он может не отправлять своего сынишку в АТО, а отправить профессионалов. Но он закрывает глаза на то, что происходит. Если он этого не видит, то к кому мне еще обращаться, к президенту?

Расскажите о том, как и почему вам угрожают контрразведкой.

Я привел репортеров телеканала "1+1" на корабль - показать, как на нем живут люди. Какие дырки в потолках, а в них крысы падают ночью. Иллюминаторы все стырены, проданы этими матросами-алкашами. Оператор снял – вот как вы сейчас, если встанете, увидите – корабли на «стенке». И теперь меня обвиняют в том, что я раскрыл расположение боевых кораблей.

И ладно еще, если бы мы воевали, допустим, со Швецией, которая к нам никакого отношения не имеет. Но это Россия, которая полгода назад нам эти корабли вернула. 90% личного состава этих кораблей осталось в Крыму. Причем ходовые корабли остались в Севастополе, а это самое г..но они нам отдали.

Это был резонансный репортаж?

Да, но ничего не поменялось. Мы корреспондента провели в столовую, показали, как ложка в клею стоит. Показали эти дырки. Показали весь быт людей, патриотов, которые уехали из Крыма.

Раньше было 20 тысяч человек в ВМС, а сейчас (после аннексии Крыма – LB.ua) осталось 6 тысяч. Разве нельзя те деньги, которые шли на те 14 тысяч, распределить хотя бы на найм жилья для остальных? Как нам жить?

Вот меня переводят в Николаев. А у меня 2 дочки, жена и собака. Мы - беженцы из Крыма. Мы устроились здесь, сняли квартиру, заплатили за нее, подписали контракт. Кто будет решать мои вопросы, когда на меня подадут в суд за невыполнение контракта - за то, что я там не год прожил, а полгода? Как в середине года устроить детей в детсад, в школу?

Выходит, ВМС не обеспечивают вас ни жильем, ни детским садом для детей?

Конечно, нет.

Контрразведка угрожала вам чем-то, тюрьмой?

Нет. Только меня выдергивали с полигона, допрашивали целую неделю - зачем я это сделал. Я говорю: «Я вообще не понимаю, что вы от меня хотите. Я юрист по образованию. Давайте все поставим на свои места. Вот корабли, которые русские отдали, а мы с ними воюем. Они все эти корабли нам отдали, когда захватили Крым. А вы с меня теперь спрашиваете, почему я привел репортера показать дырку в корабле?» - «Ага. Распишись тут и тут», - и всё, давай, до свидания. Несколько дней моей подготовки перед отправкой в АТО я ездил на допросы.

А после этих постов, которые я сейчас пишу - ко мне подошли знакомые: им вчера (23 июня – LB.ua) позвонили из штаба, сказали написать на меня, мол, мною займется контрразведка. «Пойдем, - говорят, - поудаляем кое-что из твоих постов».

Я говорю: «Болт вам, я ничего удалять не буду. Вы хоть мое личное дело прочитайте. Там два диплома юридических. Пускай хоть контрразведка, хоть ЦРУ приезжает - я готов объяснять, что к чему».

Фото: Юлия Сущенко

Ни тренировок, ни денег

Вы также писали о курсах, которые предлагают волонтеры, но саботирует руководство. Можете подробнее рассказать, что за курсы?

Можно связаться с группой Combat-ua. Они нам предлагают колоссальную помощь – организацию базовой подготовки военнослужащего. Они это все оплачивают из своего кармана. От горной до подводной подготовки. Стрельба, залы, инновационная система физической подготовки. Оплачивают нам тренеров - чемпионов мира по единоборствам. Но все это игнорируется.

Кем?

Командующим. Штаб отписывает волонтерам письма, что все это нецелесообразно, плохо, все это нам не надо. А у нас на «стенке» нет даже турников элементарных.

Вас совсем не тренируют, не готовят?

Нет. Все, что мы делаем – наша инициатива. Как раньше, в 90-е, в Советском Союзе все бандиты учили каратэ с помощью видеоуроков, так и мы по youtube учимся.

Представьте: с 20 марта спецназ военно-морских сил ни разу не был на стрельбах.

Я служу, выполняю приказы, а после этого полночи сижу в фейсбуке и ищу волонтеров, которые нам сварят турники, к примеру. Или подарят перчатки боксерские.

Потрясающе, конечно.

Опять же, эти курсы не требует каких-то колосальных бюджетных денег. Просто сказать: "Добро, все, хорошо". Волонтеры оплачивают.

А почему, как вы думаете, командование это саботирует?

Я не знаю. Может, в штабе российские агенты сидят? У меня нет других версий.

Может, кому-то из служащих просто не хочется заниматься этим, напрягаться? Зато на подготовку наверняка тоже списываются деньги из бюджета.

Так нам не надо даже ничего выделять. Забирайте бюджетные деньги – только отпустите нас на тренинг. Мы предложили – давайте даже это сделаем неофициально. У нас могут «заболеть» 6 человек, отправиться в отпуск - мы в отпуске будем заниматься. Только дайте нам подготовиться. Но у них всегда миллион отписок.

У вас есть единомышленники, или вы в одиночку здесь боретесь за справедливость? Если начнется расследование, вас поддержат?

Конечно, есть люди. На «стенке» таких очень много. С разных кораблей. Вчера мне один офицер обещал: я все коррупционные схемы по топливу сдам. Другой расскажет все схемы, как красят эти корабли. Сколько денег отмывается, сколько покупают за свой счет контрактники.

Но нужно проводить централизованное расследование, привлекать правоохранительные органы. Потому что так мы сотрясаем воздух - ничего не меняется. А пацаны в АТО и дальше гибнут, и деньги опять куда-то уходят. Хотелось бы, чтобы журналисты обратились к Саакашвили, или к начальнику Генштаба. Пускай, может, они разберутся с этим.

Но для расследования, наверное, нужны не просто слова, а какие-то, опять таки, доказательства, бумаги.

Так пусть обратятся к экспертам. Вон, вышел в море корабль, на котором нет не одной пушки, к примеру. Он в час потребляет тонну топлива. А война у нас сейчас где? Надо быть дураком, чтоб не понимать. Война там, а велосипед в ту сторону поехал с оружием.

Тонну в час, вы представьте себе на секундочку. Литр солярки 20 гривен стоит. 1000 литров - это 20000 тысяч. А волонтеры собирают деньги, покупают нам вещи. Может это не целесообразно – отправлять в море боевой корабль? Может, отправить эти деньги на морпехов, которые сейчас в зоне АТО находятся?

Вы не боитесь воевать против самого адмирала и высшего начальства?

И не с такими воевали.

Фото: Юлия Сущенко

Я не правоохранитель, не следователь. Но «в трубу» уходит очень много денег – ваших денег, обычных людей, которые платят налоги. Это миллионы. На один дивизион этих кораблей, которые стоят на «стенке», уходит каждый месяц 700 тысяч гривен только на зарплаты всем этим типам, которые бухают, курят, красят - пойдите в финансовое управление и спросите. Зачем они там нужны?

Кто-то на этом очень неплохо наживается.

Да. Ладно, когда в Севастополе вся эта рухлядь стояла, не было войны, все знали, как обстоят дела. А когда сейчас нужны деньги, и каждая копейка на счету – это не просто кощунственно, это преступно.

Тэги: Севастополь, Одесса, воровство, Военно-морские силы (ВМС), борьба с коррупцией, кумовство
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей